Тактика предъявления для опознания

Материал из CrimLib.info
Share/Save/Bookmark(перенаправлено с «Предъявление для опознания (криминалистика)»)
Перейти к: навигация, поиск
Наличие разума (Presence of Mind) (Рене Магритт, 1960)
Предъявление для опознания можно определить как следственное действие, при котором опознающему в установленном законом порядке предоставляют возможность установить тождество (сходство, различие) ранее воспринятого им при обстоятельствах, имеющих значение для дела, объекта путем сравнения признаков и свойств предъявляемого объекта с его мысленным образом, сохранившимся в памяти опознающего.

Предъявление для опознания как самостоятельное следственное действие впервые было закреплено в УПК РСФСР 1960 г., хотя задолго до этого в практике расследования широко применялись так называемые «акты опознания личности», а также иных объектов, представляющих интерес для следствия.

Природа предъявления для опознания

Сущностную природу предъявления для опознания составляет процесс идентификации какого-либо объекта лицом, которое ранее воспринимало его при обстоятельствах, имеющих отношение к расследуемому событию. Опознание представляет собой специфическую разновидность идентификации по мысленному образу. В этом сложном процессе идентифицируемым объектом является опознаваемый объект, а в качестве идентифицирующего выступает сохранившийся в памяти опознающего мысленный образ этого объекта.

В основе опознания лежит процесс узнавания лицом свойств и признаков запомнившегося ему объекта. Совокупность этих свойств, воспринятых и запомнившихся опознающему, должна быть достаточной для индивидуализации объекта, выделения его из общей массы однородных и похожих. Вывод о достаточности признаков для опознания следователь делает на основании анализа полученной от лица информации об объекте и условиях его восприятия. Не меньшее значение для вывода имеет и отношение лица к возможности опознания им объекта, т.е. его собственная оценка возможности опознания.

В отличие от других разновидностей идентификации, идентификация в рамках предъявления для опознания изначально представляет собой процесс, на результаты которого огромное влияние оказывают субъективные факторы, в частности особенности личности опознающего. К ним прежде всего относят состояние его органов чувств, состояние в момент восприятия, свойства памяти. Огромное значение на результат опознания могут оказывать личная заинтересованности в исходе дела, степень мотивации к оказанию помощи следствию и др.

Кроме субъективных факторов на качество восприятия и дальнейшей реализации информации о событии и признаков отдельных объектов оказывают объективные условия восприятия — расстояние до объекта, уровень его освещенности, наличие помех, усложняющих восприятие и пр.

Совокупность указанных выше обстоятельств существенным образом влияет на качество воспринятой и сохраненной в памяти информации, которая оказывается востребованной в момент предъявления для опознания. Это усложняет процесс принятия решения о проведении предъявления для опознания и оценку полученных результатов.

В процессе предъявления для опознания опознающий сопоставляет признаки и свойства предъявляемых объектов с сохранившимся в его памяти мысленным образом ранее воспринимавшегося объекта и делает вывод о тождестве, различии либо сходстве. Процесс опознания представляет собой сложную процедуру, включающую припоминание признаков воспринимавшегося ранее объекта, их сравнение с воспринимаемыми в настоящее время, оценку совпадений и отличий. Опознающий использует различные формы восприятия объектов, не только зрительные, и слуховые и осязательные. Это позволяет ему получить более полное представление об объекте и в конечном счете сделать правильный вывод.

Субъекты и объекты опознания

Субъектами предъявления для опознания могут быть свидетели, потерпевшие, подозреваемые или обвиняемые. На практике наиболее распространены случаи предъявления для опознания различных объектов потерпевшим и свидетелям в силу специфики обстоятельств, определяющих их процессуальное положение. Обычно эти лица опознают нападавших лиц, орудия преступления, похищенное у них имущество. Однако известны также случаи опознания подозреваемыми (обвиняемыми) жертв совершенных ими преступлений и других объектов.

В качестве объектов предъявления для опознания в ч. 1 ст. 193 УПК названы лица, предметы, трупы. Вместе с тем для опознания могут предъявляться и другие объекты — животные и их трупы, участки местности и помещений. Животные часто становятся объектом преступного посягательства, а участки местности и помещения могут интересовать следствие в качестве обстановки места совершения преступления.

Предметами, предъявляемыми для опознания, как правило, являются привычные объекты материального мира, вовлеченные в процесс расследования, — орудия преступления, похищенное имущество, предметы, принадлежащие преступнику и др. Попытки расширительного толкования возможных объектов предъявления для опознания должны быть ограничены требованием о наличии у них совокупности индивидуализирующих их признаков, которую опознающий в состоянии воспринять и описать, используя общепринятую систему описания общих и частных признаков. В частности, с осторожностью следует принимать решение о предъявлении для опознания почерка. Кроме того, не могут быть предъявлены для опознания объекты, изначально не обладающие устойчивой системой специфических признаков, — жидкости, сыпучие вещества, запах.

Различают предъявление для опознания объектов в натуральном виде, а также по их фотоизображениям(ч. 5 ст. 193 УПК). Тем не менее на практике встречаются также идентификация объектов по их видеоизображениям.

Среди разновидностей предъявления для опознания живых лиц различают опознание по признакам внешности, а также по функциональным признакам — по голосу, речи, походке, мимике и жестам. Опознание по голосу и речи может быть произведено также в случае их фиксации на аудионосителях.

Действующий УПК содержит ряд новелл в части установления правил предъявления для опознания, расширяя тем самым перечень разновидностей этого следственного действия. В частности, ч. 8 ст. 193 Кодекса допускает проведение предъявления для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым.

Уголовно-процессуальный кодекс регулирует вопросы допустимости повторного предъявления для опознания, которые долгое время были предметом дискуссии. Часть 3 ст. 193 УПК вводит запрет на повторное предъявление для опознания объектов тем же опознающим и по тем же признакам.

Результатом предъявления для опознания может быть установление опознающим тождества идентифицируемого (опознаваемого) объекта либо его отличия.

Подготовка к предъявлению для опознания

Принятие решения о целесообразности проведения предъявления для опознания непосредственным образом связано со всесторонней оценкой следователем сложившейся следственной ситуации. Среди факторов, определяющих ее состояние, следует прежде всего выделить условия восприятия объекта, свойства личности потенциального опознающего, характер называемых им признаков воспринимавшегося объекта и др. Основным источником информации об этих и иных имеющих значение для принятия решения обстоятельствах является допрос.

Допрос лица, которое в перспективе может выступить в роли опознающего, имеет целый ряд тактических особенностей. В первую очередь это касается содержания допроса, который обладает более сложной структурой в отличие от иных его разновидностей. Помимо установления обстоятельств расследуемого события, к которым имеет отношение допрашиваемый, необходимо получить у него дополнительную информацию, которая в том числе позволила бы принять решение о необходимости и целесообразности проведения предъявления для опознания. У допрашиваемого выясняют условия восприятия объекта — расстояние, с которого он воспринимался, освещенность, наличие препятствующих полноценному восприятию обстоятельств. Свойства, приметы и признаки объекта подлежат максимально подробному выяснению. Должны быть установлены как общие, так и частные, индивидуализирующие объект признаки. Наиболее эффективными приемами допроса в этой части являются приемы детализации показаний, постановка уточняющих вопросов, использование приемов моделирования (зарисовки) объекта.

Если описываемый объект — живое лицо, то в качестве наиболее эффективной может быть предложена методика описания внешности по правилам «словесного портрета». Указанные приемы выполняют функцию оживления ассоциаций, способствуют припоминанию признаков объекта.

При получении информации о признаках объектов необходимо также использовать приемы, направленные на проверку получаемой информации. Одним из приемов проверки является сопоставление получаемых сведений о признаках объекта с информацией об условиях восприятия. Следователь может поставить под сомнение показания лица о возможности восприятия объекта с достаточно большого расстояния, при неблагоприятных условиях восприятия и т.д. Дополнительным проверяющим фактором может быть информация о свойствах личности опознающего — возрасте, состоянии его зрения.

Обязательной проверке и уточнению подлежат показания, которые содержат информацию о свойствах объекта оценочного характера (цвет, размер, возраст). Практика показывает, что при оценке именно этих характеристик объектов допрашиваемые нередко могут неумышленно, в силу заблуждения или ошибки искажать информацию и давать неточные сведения.

Оценивая информацию о воспринимаемом объекте, следователь должен учитывать, какое количество времени прошло с момента восприятия объекта допрашиваемым лицом. Как правило, чем меньше промежуток времени, отделяющий событие от допроса, тем больше шансов получить более детальную информацию об объекте. Однако данное общее правило срабатывает далеко не всегда — это зависит от целого ряда других обстоятельств, влияющих на процессы восприятия, запоминания и дальнейшего припоминания информации. Например, зачастую лицо, допрашиваемое сразу после события, не может точно описать не только конкретные объекты, но и обстоятельства события в целом. Это вполне объяснимая ситуация, и причина, как правило, заключается в пережитом состоянии испуга, страха или стресса, испытанного этим лицом в момент события. В таком случае правильнее будет после получения сведений ориентирующего характера предложить допрашиваемому успокоиться и провести повторный допрос через несколько дней. Практика показывает, что продуктивность повторного допроса достаточно высока.

Нередко лица, допрашиваемые спустя значительное время с момента восприятия ими события, дают достаточно полные показания о его обстоятельствах и неплохо описывают признаки воспринимавшихся ими объектов, и наоборот, участники недавних событий затрудняются в описании их деталей. Причина кроется не только в индивидуальных свойствах памяти этих лиц. Для того чтобы понять, почему это происходит, следователь должен проанализировать отрезок времени, прошедший с момента восприятия события до момента допроса, применительно к конкретному лицу, дающему показания. В памяти людей, ведущих активный образ жизни, при наличии множества событий информация о преступлении может оказаться стертой, перекрытой новыми сведениями, более важными и интересными для них. Поэтому даже спустя незначительное время они могут затрудняться в припоминании обстоятельств, интересующих следователя. И наоборот, преступное событие может стать достаточно сильным потрясением в жизни человека, прочно войти в его память и, если не произойдет других таких же мощных по своей силе воздействия событий, к моменту допроса сведения о преступлении будут сохранены в памяти этого лица и переданы при допросе в полном объеме.

Одним из обязательных элементов допроса лица, которому предстоит выступить в роли опознающего, является выяснение у него его собственной оценки возможности узнать объект, который он описал в своих показаниях. Принимаемое следователем решение о проведении предъявления для опознания, безусловно, зависит от ответа, полученного на этот вопрос. Однако утвердительный ответ не всегда однозначно влечет за собой принятие положительного решения о проведении опознания, и наоборот.

Решение должно приниматься следователем на основании комплексной всесторонней оценки всего объема полученной информации. Заявление допрашиваемого о том, что он сможет опознать объект, может быть вызвано завышенной оценкой им своих возможностей, неумением критически оценивать ситуацию. Несколько иначе решается вопрос о проведении предъявления для опознания в случае отрицательного ответа допрашиваемого на вопрос, сможет ли он опознать описанный им объект. С одной стороны, это может быть обусловлено неуверенностью в себе допрашиваемого, боязнью не оправдать доверие и другими психологическими особенностями личности. С другой стороны, за этим может стоять нежелание принимать участие в предъявлении для опознания по причине страха за себя и своих близких, боязни мести со стороны подозреваемого и его окружения.

В такой ситуации, если причина отказа очевидна, следователь обязан принять меры к обеспечению безопасности допрашиваемого и его близких. Что же касается обеспечения его участия в следственном действии, то можно предложить воспользоваться процессуальными возможностями предъявления для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, предусмотренными ч. 8 ст. 193 УПК.

Если, несмотря на принятые меры, лицо отказывается участвовать в следственном действии или продолжает высказывать неуверенность в своих возможностях опознания объекта, то проведение предъявления для опознания недопустимо.

По итогам допроса следователь должен составить собственное представление о том, может ли объект быть предъявлен допрошенному лицу для опознания, насколько это целесообразно в данной ситуации и необходимо для расследования, чтобы снизить риск принятия неверного тактического решения. Подготовительный этап предъявления для опознания — это, как правило, достаточно длительная процедура, связанная с решением множества проблем в основном организационного характера. Одной из них является подбор объектов для предъявления для опознания. Закон предъявляет определенные требования к объектам, которые предъявляются для опознания. В случае если речь идет об опознании живого лица, то согласно ч. 4 ст. 193 УПК оно должно предъявляться для опознания вместе с другими лицами, по возможности схожими с ним внешне.

Несмотря на то что закон предъявляет довольно мягкие требования к внешности статистов — участников опознания, нельзя забывать, что на стадии их подбора фактически реализуются гарантии прав опознаваемого лица. Опознающий должен быть поставлен в условия выбора среди предъявленных для опознания лиц того, кого он воспринимал ранее при интересующих следствие обстоятельствах. В противном случае теряется изначальный смысл предъявления для опознания как процесса идентификации, снижается степень доверия к полученным результатам.

Под внешним сходством ч. 4 ст. 193 УПК подразумевает единство половых признаков, отсутствие воспринимаемых внешне этнических, расовых и национальных различий, а также сходство объектов по возрасту, росту, типу телосложения, цвету волос. Степень сходства по иным признакам, характеризующим внешность человека, определяется в каждом конкретном случае отдельно в зависимости от характера информации об опознаваемом, которая была получена при допросе опознающего.

В отношении предметов, предъявляемых для опознания в ч. 6 ст. 193 УПК установлено требование об их однородности. Это означает, что объекты должны относиться к одному классу, виду, а также у них должны совпадать общие признаки: форма, размер, цвет. Если опознающий назвал при допросе какие-либо отличительные признаки объекта, то необходимо, чтобы все предъявляемые объекты обладали подобными приметами в различных вариантах. Степень сходства объектов определяется следователем окончательно исходя из анализа конкретной ситуации.

Подбор объектов для опознания осуществляется следователем самостоятельно, либо эту работу осуществляют работники органа дознания по поручению следователя. К опознанию в качестве статистов могут привлекаться обычные граждане, а также лица, находящиеся в подразделении органа расследования в качестве задержанных, арестованные, содержащиеся в СИЗО (следственном изоляторе). В любом случае, по признакам своей внешности они должны отвечать требованиям, предъявляемым законом.

На стадии подготовки к предъявлению для опознания следователь решает вопрос о времени и месте проведения следственного действия. Вопрос о времени проведения предъявления для опознания в ряде случаев имеет глубокий тактический смысл, если речь идет об определении места предъявления для опознания в структуре тактической операции, связанной с задержанием подозреваемого, изобличением его во лжи или розыском похищенного имущества. В этих случаях следователь определяет время проведения предъявления для опознания в зависимости от последовательности запланированных следственных действий.

Ширма для производства скрытного опознания
Местом проведения предъявления для опознания обычно является место проведения предварительного следствия, т.е. кабинет следователя. Исключения из общего правила составляют случаи проведения опознания в месте содержания задержанного или арестованного лица. К месту проведения предъявления для опознания предъявляется ряд требований. Прежде всего помещение должно быть достаточно большим по площади,

чтобы в нем могли разместиться все участники и у опознающего была возможность свободно воспринимать объекты. Освещение в помещении должно быть таким, чтобы обеспечить визуальное восприятие объектов в полном объеме.

Если речь идет об отдельных специфических разновидностях предъявления для опознания — по функциональным признакам (речь, походка) или в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, то соответственно предъявляются особые требования к помещению, где будет проходить процесс опознания. Эти помещения должны иметь специальное оборудование (стекла, перегородки), которое позволяло бы обеспечить указанные условия.

Помимо подготовки места (помещения), где непосредственно будет проходить процесс предъявления для опознания, необходимо также заранее определить то место, где опознающий будет находиться до момента вызова для опознания. Нельзя забывать, что он не должен видеть опознаваемые объекты до начала следственного действия. В связи с этим опознающий изначально должен находиться в другом месте и ждать вызова. Таким местом может быть соседний следственный кабинет, дежурная часть или иное помещение в здании, где размещается орган предварительного расследования.

На стадии подготовки к предъявлению для опознания необходимо обеспечить необходимые научно-технические средства, с помощью которых будет осуществляться фиксация хода и результатов следственного действия. Поскольку в проведении предъявления для опознания участие понятых обязательно, то их подбор также осуществляется на стадии подготовки следственного действия.

Предъявление для опознания живых лиц

Предьявление для опознания-ПЛАКАТ.jpg
Основная статья: Предъявление для опознания живых лиц.

Предъявление для опознания живых лиц является наиболее распространённой разновидностью данного следственного действия.

В качестве объектов опознания выступают, как правило, подозреваемые, обвиняемые, реже — потерпевшие и свидетели. Живое лицо может быть опознано по признакам внешности, а также по функциональным признакам, возможно опознание лица по фотоснимкам (кино-, видеосъемке).

Для эффективности проведения опознания живого лица огромное значение имеет предварительный допрос потенциального опознающего. Тактика его проведения напрямую зависит от характера первичной информации об интересующем следствие объекте, который впоследствии может быть предъявлен для опознания допрашиваемому лицу. Как правило, показания таких лиц не отличаются полнотой сведений об объекте, поэтому основная тактическая задача заключается в том, чтобы помочь допрашиваемому в припоминании обстоятельств события и описании примет воспринимавшегося им лица.

В качестве наиболее эффективных приемов, направленных на припоминание, используются приемы, основанные на развитии ассоциативных связей, приемы моделирования и реконструкции. Способствуют припоминанию также приемы детализации показаний, которые за счет последовательной постановки вопросов упорядочивают информацию, мобилизуя при этом память допрашиваемого лица.

Наибольшие трудности в процессе допроса возникают при описании примет живых лиц. Обычно следователь сталкивается с проблемой неполноты их описания. Даже при благоприятном развитии ситуации допроса и желании допрашиваемого помочь следствию самостоятельно, без помощи следователя, описать внешность человека он не сможет. Следователь должен предложить допрашиваемому алгоритм описания внешности человека, разъяснив сначала значение этой информации для расследования. Таким алгоритмом является апробированная методика «словесного портрета», используя которую следователь фактически применяет прием детализации показаний к конкретной тактической задаче. Допрос по правилам методики «словесного портрета» позволяет одновременно обеспечить решение нескольких задач — полноту описания, припоминание забытых признаков, проверку и уточнение искаженной информации об объекте. При описании качественных характеристик объекта — размера и формы отдельных частей тела и лица, цвета глаз, волос и других — возникают вполне понятные проблемы, связанные с незнанием специальной терминологии. Методика словесного портрета позволяет решить и эти проблемы, поскольку представляет собой систему описания общих и частных признаков внешности человека.

Большую помощь при описании одежды и аксессуаров оказывают дополнительные средства — каталоги, альбомы, образцы, при помощи которых допрашиваемый может указать на схожие объекты или их отдельные признаки. В процессе допроса у следователя формируется собственное представление о том, насколько хорошо допрашиваемый запомнил признаки внешности интересующего следствие лица и сможет ли он его впоследствии опознать. Однако в любом случае по окончании допроса следует задать допрашиваемому вопрос, сможет ли он опознать описанное лицо. Оценивать ответ допрашиваемого необходимо в соответствии с правилами, о которых говорилось выше.

На стадии подготовки к предъявлению для опознания решается задача подбора статистов — участников процесса опознания. Помимо требования внешнего сходства опознаваемых лиц закон устанавливает требования к их числу. Согласно ч. 4 ст. 193 УПК их должно быть не менее трех, включая опознаваемое лицо. На практике для опознания предъявляют, как правило, трех, реже четырех лиц.

В некоторых случаях, если у опознаваемого лица имеются такие признаки внешности, которые являются индивидуальными, относятся к числу особых примет (например, шрам, ярко выраженные родимые пятна, необычный цвет волос, борода и т.д.), возникают проблемы поиска внешне схожих лиц. Если при допросе опознающий указал на эти признаки и заявил, что опознать лицо сможет в том числе и по ним, то у всех предъявляемых для опознания лиц должны присутствовать эти приметы во внешности. В сложных случаях, если найти людей со схожими чертами не удается, можно использовать грим.

К моменту предъявления для опознания внешность опознаваемого может измениться. Ряд изменений могут носить вполне естественный характер и быть вызваны объективными обстоятельствами, в частности возрастными изменениями. У человека может измениться цвет и форма волос, появиться или исчезнуть борода. Вследствие перенесенных травм или заболеваний также может измениться облик человека. Наконец, может иметь место намеренное искусственное вмешательство во внешний облик человека, т.е. пластическая операция. В каждом случае необходимо устанавливать, насколько изменилась внешность человека, являются ли эти изменения существенными, могут ли они повлиять на возможность его узнавания опознающим. Если изменение облика существенно и его восстановление практически невозможно или крайне затратно, то от опознания следует отказаться. Восстановление прежнего облика должно предприниматься только в случае, если это не создает опасности для здоровья лица, не унижает его чести и достоинства. При этом следует использовать фотографии того периода жизни человека, в который он наблюдался опознающим, а также прибегать к помощи свидетелей.

При предъявлении для опознания живого лица следует помнить, что не только его внешний облик воспринимается опознающим, но и весь образ в целом. Поэтому предъявлять лицо для опознания рекомендуется по возможности в той же или схожей одежде, в которой он воспринимался опознающим в момент события. Кроме того, у всех предъявляемых для опознания лиц одежда должна быть схожа по типу, фасону и не отличаться по цветовым характеристикам.

Нередко приходится предъявлять для опознания лицо, которое содержится в местах ограничения свободы — изоляторах, пенитенциарных заведениях. В этих случаях рекомендуется подбирать кандидатуры статистов также из числа лиц, содержащихся в этих учреждениях, в целях достижения наибольшего сходства общего внешнего вида и одежды.

На стадии подготовки предъявления для опознания необходимо принять меры, исключающие возможность встречи опознающего и опознаваемого до начала следственного действия. Опознающего следует предварительно разместить в отдельном кабинете, объяснив ему способ его вызова к месту предъявления для опознания.

Пока опознающий дожидается своей очереди в отведенном ему месте, следователь приглашает в помещение, где будет проходить процедура предъявления для опознания, его участников — понятых, опознаваемого, статистов, специалиста и иных предусмотренных законом в зависимости от ситуации лиц (переводчика, законного представителя, защитника). Здесь следователь разъясняет всем категориям участников их права и обязанности, предлагает расписаться в протоколе. Затем опознаваемому лицу предлагается занять любое место среди лиц, предъявляемых для опознания, о чем также делается отметка в протоколе. После этого никто из участников следственного действия не должен покидать помещение, чтобы исключить возможность уведомления опознающего о месте, которое занял опознаваемый. Поэтому способ вызова опознающего для опознания должен быть продуман заранее с учетом этого обстоятельства. Лучше всего вызывать опознающего по телефону, в присутствии всех участников либо иным условным сигналом, не покидая комнату.

После разъяснения опознающему его прав и обязанностей ему предлагается ответить на вопрос, не узнает ли он кого-либо среди предъявленных для опознания лиц. Далее процедура следственного действия зависит от характера складывающейся ситуации.

Если опознающий указывает на какое-либо лицо и заявляет, что узнает его, то необходимо попросить опознающего уточнить, по каким именно признакам он опознал лицо. Нередко на стадии допроса опознающего следователь допускает тактическую ошибку, предлагая ему подробно описать обстоятельства, при которых он воспринимал это лицо. При этом предъявление для опознания фактически превращается в дублирование допроса, что тактически неверно. От опознающего в присутствии опознаваемого должны быть получены только сведения общего характера, касающиеся обстоятельств восприятия опознанного и примет, которые запомнились опознающему и по которым тот его сейчас узнал. В случае подробного описания всех обстоятельств происшествия опознанный получает информацию о позиции другого участника расследования и отдельных деталях, опираясь на которые впоследствии он может построить свою линию защиты.

В случае если опознающий затрудняется дать точный ответ об опознании, проявляет неуверенность, необходимо в тактичной форме, не проявляя давления, предложить ему еще раз внимательно посмотреть на предъявляемых для опознания лиц. При этом можно принять меры к усилению освещения, предложить опознающему подойти поближе. При опознании по признакам внешности допускается также предложить опознаваемым встать, повернуться, пройтись и произнести отдельные фразы. Поскольку внешность человека в определенных обстоятельствах воспринимается в целом и не может быть отделима от совершаемых им действий, то все эти манипуляции при опознании вполне допустимы и помогают опознающему сравнивать мысленный образ, сохранившийся в памяти, с воспринимаемыми в момент опознания объектами.

Если опознающий твердо заявляет, что не узнает никого из предъявленных для опознания лиц, то ему также следует предложить еще раз внимательно рассмотреть всех предъявленных для опознания. Если и в этом случае ответ будет отрицательным, то опознание следует прекратить, зафиксировав в протоколе его результат. В дальнейшем задача следователя состоит в том, чтобы разобраться, на каком этапе была допущена ошибка, поскольку отрицательный результат опознания свидетельствует о неверном направлении расследования. Сразу по окончании следственного действия следователь должен произвести дополнительный допрос опознающего с целью выяснения всех обстоятельств события, связанных с восприятием объекта, а также по поводу проведенного только что процесса опознания. В дальнейшем процессуальные и тактические решения следователя зависят от оценки сложившейся ситуации, в том числе и с учетом результатов предъявления для опознания.

Если в процессе опознания опознающий все же делает выбор среди опознаваемых, но при этом не заявляет твердо, что узнает этого человека, а допускает более мягкие формы оценки результата — «похож» или «очень похож» и т.д., то следует детально выяснить, по каким именно признакам он установил похожесть объекта, насколько уверен в этом выводе. Кроме того, в протоколе следует отразить и сомнения опознающего, которые не позволяют ему сделать категоричный вывод об опознании.

Любой результат предъявления для опознания, в том числе категоричный положительный, следует оценивать в совокупности с другими доказательствами по делу в целях обеспечения объективности расследования и прав его участников.

Опознание человека по фотоснимкам

В случаях, исключающих предъявление для опознания живого лица в натуральном виде, закон допускает его опознание по фотоснимкам (ч. 5 ст. 193 УПК). К таким случаям следует отнести ситуации, когда опознаваемое лицо на момент возникновения необходимости в его опознании отсутствует по объективным причинам — скончалось, скрылось от следствия. Под невозможностью опознания в натуре следует также понимать и исключительные обстоятельства: если внешность опознаваемого к моменту опознания изменилась настолько, что восстановить прежний облик невозможно; если опознаваемый категорически отказывается от опознания и всячески препятствует его проведению, что может поставить под угрозу проведение следственного действия; если опознаваемый находится далеко от места проведения следствия и ожидание его доставки невозможно и т.д. В любом случае эти обстоятельства должны носить исключительный характер и быть подтверждены материалами уголовного дела.

Законодатель совершенно верно отдает предпочтение опознанию живых лиц и иных объектов в натуральном виде, поскольку первичное восприятие объекта опознающим лицом в действительности происходило именно так. Вместе с тем допущение возможности опознания по фотоснимкам вполне адекватно потребностям практики и не нарушает принципов идентификации, если при этом выполняется ряд условий. Одним из условий предъявления для опознания лица по фотографии является качество изображенной на ней информации. Причем качество снимка в этом случае следует понимать в нескольких аспектах. Во-первых, должно быть достоверно установлено, что на снимке изображено именно то лицо, которое предъявляется для опознания. Во-вторых, это лицо должно быть изображено примерно в тот период времени, когда опознающий наблюдал его. В-третьих, качество изображения должно быть таким, чтобы в полной мере передавать особенности внешности опознаваемого лица и восприниматься опознающим. И наконец, в-четвертых, желательно, чтобы фотоснимки отвечали минимальным требованиям правил сигналетической фотографии и несли четкую информацию об объекте. В связи с этим при опознании по фотоснимкам предпочтение отдается официальным фотографиям, выполненным профессионально, а не художественным или любительским.

Закон требует, чтобы при опознании по фотоснимкам одновременно предъявлялось не менее трех фотографий с изображением на них лиц, внешне схожих с опознаваемым. Вопрос о подборе фотоснимков следует решать на стадии подготовки к данному следственному действию. При этом необходимо, чтобы фотоснимки были одного размера, а лица на них в одном масштабе; желательно, чтобы ракурс съемки также был одинаковым.

Фотоснимки закрепляются на бланке протокола следственного действия, нумеруются и опечатываются по краям. В протоколе отмечается, на снимке под каким номером изображен опознаваемый. При этом номер снимка и соответственно его расположение на бланке определяет следователь либо присутствующие понятые. Дальнейшая процедура опознания соответствует правилам опознания живых лиц.

Одним из пробелов современного законодательства, регламентирующего правила проведения предъявления для опознания, является отсутствие в законе указаний о допустимости опознания по видеоизображениям. Современные методы фиксации информации невозможно представить без этих средств. Более того, на практике довольно часто возникает необходимость предъявить для опознания именно видеосъемку, на которой запечатлен интересующий следствие объект. Большинство криминалистов сходятся во мнении, что прибегать к возможностям опознания по видеоизображениям следует в тех же случаях, что и при опознании по фотоснимкам. Видеоизображение с его возможностями запечатлевать информацию в динамике, в различных ракурсах содержит огромный массив информации об объекте, значительно превосходящий содержащийся на фотоснимках.

В связи с появлением цифровой фотосъемки возникли проблемы при использовании получаемых с ее помощью изображений в практике расследования преступлений. На стадии обработки цифровых изображений возможно случайное, неосторожное или даже умышленное искажение криминалистически значимой информации об объекте. В связи с этим необходимо соблюдение гарантий ее сохранения в первоначальном виде. В качестве одной из таких гарантий выступает требование хране-ния в материалах уголовного дела не только самого изображения (цифрового снимка), но и первоначального изображения объекта на дискете, компакт-диске.

Опознание человека по функциональным признакам

Кроме традиционных и весьма распространенных случаев опознания живого лица по признакам внешности, в практике расследования преступлений отдельных видов и групп иногда возникает необходимость опознания человека по функциональным, динамическим признакам — походке, мимике, голосу или речи. Каждая из этих разновидностей опознания имеет свои особенности и предъявляет ряд специфических требований к подготовке, проведению и фиксации результатов данной процедуры.

Принимая решение, следователь в большей степени руководствуется полнотой информации о воспринятых допрошенным лицом признаках объекта и степенью его уверенности в том, что он сможет опознать объект именно по этим признакам. Опознание по голосу и речи проводится в случаях, когда объект воспринимался опознающим только по этим признакам (например, свидетель только слышал разговор и не видел лица, потерпевший общался с вымогателем только по телефону и т.д.).

Наибольшие проблемы возникают при допросе опознающих, поскольку эти лица, как правило, не могут охарактеризовать функциональные признаки объекта с точностью до деталей, которые позволили бы следователю установить возможность дальнейшей его идентификации по этим признакам. Если говорить об опознании по голосу и речи, то допрашиваемые затрудняются полно и правильно описать фонетические особенности услышанного, поскольку не знакомы со специальной терминологией, не знают классификации этих признаков. Задача следователя заключается в том, чтобы помочь лицу в описании признаков, предлагая охарактеризовать голос или речь по определенному алгоритму. Сначала выясняются общие признаки (тип голоса, наличие национальных, лексических признаков), затем переходят к исследованию частных признаков, отражающих индивидуальные особенности, которые, как правило, и запоминаются (заикание, шепелявость, картавость и т.д.).

Опознание по голосу и речи проходит в двух смежных помещениях или в одном, но разделенном ширмой, занавеской. Наряду с опознаваемым необходимо подобрать еще не менее двух лиц со схожими особенностями голоса и речи. Каждому из предъявляемых для опознания лиц предлагается для прочтения текст аналогичного содержания. При подготовке текста необходимо включать в него те слова и выражения, которые присутствовали в услышанном ранее опознающим лицом разговоре и которые в большей мере позволяют выявить особенности произношения.

При определении очередности произношения текста следователь руководствуется требованиями обеспечения прав опознаваемого лица, которому должна быть предоставлена возможность самому выбрать очередность.

Спорным является вопрос о том, должен ли опознаваемый знать, что он опознается по функциональным признакам. В случае если он будет уведомлен о целях проводимой процедуры, возникает опасность умышленного изменения признаков, по которым производится опознание. Однако несмотря на это определяющим в решении вопроса о предупреждении опознаваемого должно стать соблюдение прав гражданина — участника уголовного судопроизводства. Безусловно, риски, возникающие при проведении подобного предъявления, должны учитываться следователем и быть по возможности сняты или минимизированы путем применения соответствующих тактических приемов. При опознании по голосу и речи следователь может использовать диалоговые формы общения, задавать вопросы, отвечая на которые опознаваемый будет вынужден вступить в продолжительный диалог, в процессе которого могут проявиться особенности его голоса или речи. В беседу следует вовлекать всех участников опознания, чтобы у опознающего была возможность сравнивать их голоса и речь в естественном режиме общения, а не только по очереди.

При фиксации такого рода опознаний помимо протокольной нужно использовать и иные формы записи, например звукозапись, наиболее полно передающую содержание процесса опознания.

Как уже упоминалось, одной из новелл современного уголовно-процессуального законодательства в части предъявления для опознания является установленная ч. 8 ст. 193 УПК возможность проведения опознания в условиях, исключающих наблюдение опознаваемым опознающего. Появление этой нормы обусловлено реальными потребностями практики в конкретных средствах защиты участников уголовного судопроизводства и, безусловно, рассматривается как позитивная новация. Закон оставил на усмотрение следователя решение вопроса о том, в каких случаях эта норма может быть применена. Руководствуясь требованиями ч. 3 ст. 11 УПК, следователь может принимать решение о применении ч. 8 ст. 193 УПК в целях обеспечения безопасности не только самого опознающего, но и его близких родственников, родственников и близких лиц. Характер угрозы жизни и здоровью этих людей и степень ее реальности следователь определяет исходя из совокупной оценки данных, имеющихся в материалах уголовного дела, а также оперативной информации.

Опознание в условиях, исключающих возможность визуального восприятия одного лица другим

Основная статья: Предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым

Под условиями, исключающими возможность визуального восприятия одного лица другим, законодатель, скорее всего, понимал специально оборудованные помещения со стеклами, обеспечивающими одностороннюю видимость. Эти условия позволяют опознающему в полной мере в хороших условиях воспринимать объекты, предъявляемые для опознания. Однако таких помещений в подразделениях органов предварительного следствия недостаточно, поэтому используются различные варианты — опознание через дверной глазок помещения, в котором находятся опознаваемые, через отверстия в ширмах, разделяющих помещение, наблюдение за опознаваемым из окна автомобиля и др. Все эти варианты не дают опознающему возможности в полной мере воспринимать объекты; кроме того, этой возможности лишены и понятые, которые тоже должны присутствовать в том месте, где находится опознающий.

Комнаты, в которых проводится опознание подобного типа, должны иметь хорошее освещение и звукоизоляцию, чтобы опознаваемый не мог услышать голос опознающего. Они должны быть оборудованы таким образом, чтобы следователь, находясь рядом с опознающим, в случае необходимости мог давать указания опознаваемому и статистам встать, пройтись и назвать себя в случае опознания. В остальном процедура опознания в целом не отличается от опознания живых лиц по внешности.

Предъявление для опознания предметов

Под предметами, которые предъявляются для опознания, понимаются материальные объекты, которые находятся или могут находиться в определенной связи с расследуемым событием.

Круг материальных объектов, которые потенциально могут стать объектами опознания, очень широк. Однако следует иметь в виду, что в силу специфической идентификационной сущности опознания не все они могут ими стать. В частности, если допрашиваемый заявляет, что воспринимал объект в момент совершения преступления, но при этом не запомнил его индивидуальных признаков, то опознание невозможно. Не могут стать объектом опознания также вещи, которые будучи изделиями серийного производства, не находились в употреблении, соответственно не приобрели индивидуализирующих их свойств и признаков

Неоднозначно решается вопрос о том, может ли предъявляться для опознания вещь, которая, наоборот, имеет индивидуальный признак, но он настолько уникален, что изначально выделяет эту вещь из ряда однородных (например, часы с именной гравировкой, бытовая техника, имеющая индивидуальный заводской номер, и др.). Наличие таких признаков только на одном объекте делает процесс опознания бессмысленным, поскольку вещь уникальна в своем роде. Однако если при допросе опознающий не заявляет о наличии этого признака либо дает неполное его описание, то объект может быть предъявлен для опознания. Например, потерпевший не имеет технического паспорта на похищенный телевизор, соответственно ему неизвестен его индивидуальный номер, или у потерпевшего не было возможности разглядеть надпись на часах, которые находились на руке нападавшего. В этих случаях указанные объекты предъявляются для опознания по общим правилам.

Согласно требованиям закона предметы предъявляются для опознания среди однородных в количестве не менее трех. Требование об однородности объектов следует трактовать несколько шире, чем совпадение только общих родовых признаков. В противном случае результаты опознания нельзя будет считать объективными. В предъявляемых для опознания объектах помимо родовых должны присутствовать также иные схожие внешние признаки, в частности те, на которые указывал опознающий при допросе. Например, если при допросе потерпевший заявил, что видел на руке нападавшего часы марки «Салют», круглые, в позолоченном корпусе, на кожаном коричневом ремешке, то у предъявляемых для опознания предметов должны присутствовать все указанные признаки в разных вариантах. Различие же может заключаться в размерах, цветовых оттенках и других признаках.

Действующий УПК устанавливает общие требования к предъявляемым для опознания предметам, независимо от степени их уникальности. Императивная норма ч. 6 ст. 193 УПК фактически уравнивает уникальные, раритетные вещи со всеми другими. Они также должны предъявляться для опознания в числе однородных.

Если в процессе подготовки к предъявлению для опознания не представляется возможным подобрать однородные вещи в силу уникальности опознаваемого объекта, то опознание следует считать невозможным. Следователь должен найти иные возможности установления принадлежности этого объекта определенному лицу. Например, объект может быть предъявлен допрашиваемому при допросе как вещественное доказательство, возможно проведение следственного осмотра предмета с фиксацией его признаков с участием специалиста, может быть назначена соответствующая экспертиза объекта, допрошены свидетели, истребованы документы и т.д.

Процедура предъявления для опознания предмета схожа с опознанием по фотоснимкам. Каждому объекту присваивается номер, следователь в присутствии понятых раскладывает объекты, потом приглашается опознающий. Ему предлагается выбрать из предъявляемых для опознания вещей ту, которую он воспринимал в связи с расследуемым событием. Опознающий может взять вещь в руки, рассмотреть со всех сторон. В случае опознания предмета необходимо, чтобы опознающий указал на те признаки, по которым он узнал его с максимальной детализацией в описании этих признаков и их демонстрацией всем участникам.

Предъявление трупа для опознания

Данное следственное действие производится по особым правилам. В частности, на него не распространяется общее правило о числе предъявляемых для опознания объектов (ч. 4 ст. 193 УПК), труп предъявляется для опознания в единственном числе.

Наиболее распространенной целью предъявления для опознания трупа является установление личности погибшего лица, поэтому опознающими выступают родственники или близкие погибшего. В связи с этим предъявление для опознания трупа является сложной в психологическом смысле процедурой. Опознание проводится, как правило, в морге, реже — на месте обнаружения трупа.

В случае серьезных изменений внешности погибшего вследствие полученных травм, обезображивания лица или развития трупных явлений и процессов необходимо решать вопрос о целесообразности предъявления трупа для опознания. В решении этого вопроса могут помочь консультации со специалистами. Перед опознанием возможно проведение так называемого «туалета трупа» с целью придания его внешности прижизненного вида.

На стадии подготовки к предъявлению для опознания трупа следователь устанавливает лиц, которые могут опознать погибшего. Круг этих лиц определяется объемом информации о том, кем может быть погибший и во многом формируется на уровне предположений следователя. Если у следователя есть возможность выбора опознающего из установленного им круга близких, целесообразно останавливать его на тех, для кого психологическая травма от процедуры опознания будет менее чувствительна. В сложных случаях возможно опознание трупа несколькими лицами.

В целях эффективности опознания трупа рекомендуется предъявлять его для опознания без одежды, а одежду предъявлять отдельно. В силу специфической психологической ситуации, складывающейся при опознании трупа, опознающий может сделать ошибочный вывод об опознании трупа, опознав лишь одежду.

Перед началом опознания труп укрывается простыней и по ходу следственного действия опознающему по мере необходимости открывают для обозрения те части тела, которые могут содержать информацию идентифицирующего характера о личности погибшего.

Общие правила предъявления для опознания трупа схожи с правилами опознания живых лиц. При опознании присутствуют понятые, опознающий должен назвать приметы, по которым узнал погибшего. В протоколе опознания необходимо максимально точно отразить ход следственного действия и его результат, максимально детализировав информацию, полученную от опознающего.

Части расчлененного трупа также могут предъявляться для опознания при условии, что на них имеются признаки, индивидуализирующие личность погибшего, на которые указывали при допросе знавшие его лица. Психологическая атмосфера опознания такого рода еще более сложная, поэтому при выборе опознающего следует быть еще более осторожным. Возможно привлечение к следственному действию психологов — как на стадии принятия решения, так и непосредственно при проведении опознания и оценке его результатов.

Смотри также

Бланки процессуальных документов