Выдвижение и проверка версий о личности субъекта убийства

Материал из CrimLib.info
Share/Save/Bookmark
Перейти к: навигация, поиск

Выдвижение версий о личности субъекта убийства

Как известно, процесс выдвижения версий в значительной степени определяется условиями реальных следственных ситуаций. Типичные ситуации, складывающиеся при расследовании убийств, чаще всего дифференцируются в зависимости от того, обнаружен труп ила нет, найден труп целиком или только его часть, установлена личность потерпевшего пли остается неизвестной. Сложные, проблемные ситуации, формирующиеся при обнаружении трупа, нередко обусловлены трудностями установления характера а обстоятельств наступления смерти потерпевшего.

Следователи еще до возбуждения уголовного дела используют типичные версии: совершено убийство или иное преступление, в результате которого потерпевший лишен жизни; имело место самоубийство или ненасильственная смерть. В некоторых ситуациях а равной степени вероятными могут быть сразу несколько из перечисленных версий, соотносящихся друг с другом как контрверсии.

Основаниями для выдвижения версии об убийстве являются фактические данные о том, что пострадавший насильственно лишен жизни. Это прежде всего сведения о смертельных ранениях, о невозможности их причинения самим потерпевшим, о следах борьбы или самообороны. К основаниям названных ворсил относятся также показания очевидцев, свидетелей, которые слышали шум борьбы либо были осведомлены об обстоятельствах убийства со слов виновного или других лиц.

Факультативными признаками убийства считаются признаки борьбы и самообороны, отразившиеся на обстановке места происшествия: в природных условиях - взрыхленная почва, глубокие вмятины в грунте (от каблуков, от падения тела), вырванная трава, куски дерна, сломанные и примятые ветки деревьев, кустарника; полосы на окрашенных и побеленных стенах, на полу, разбросанная и сломанная мебель, разбитая посуда, стекла дверей и окон, оторванные ручки дверей, шкафов и т.д. Об убийстве также свидетельствуют нарушения целостности одежды потерпевшего, следы механического отделения элементов одежды и обуви, а также их части на месте происшествия (оторванные воротник, рукав, лацкан, пуговицы и т.п.). Признаками убийства являются и некоторые следы крови, в частности на предметах, которые могли использоваться в качестве орудий преступления.

В простых ситуациях, чаще всего складывающихся при расследовании бытовых убийств, характер события ясен на начальных стадиях. Как правило, здесь имеются очевидцы убийства или свидетели, которым подозреваемый рассказывал о содеянном или которыми был застигнут на месте преступления. Телесные повреждения (рубленые, колотые и резаные раны, проникающие ранения, которые потерпевший не мог причинить себе умышленно или получить в результате несчастного случая) уже в ходе осмотра трупа позволяют дать обоснованное заключение с совершении убийстве. Гораздо реже без опрередения судебно-медицинского исследования трупа можно сделать однозначный вывод об убийств при наличии у потерпевшего кровоподтеков, опухолей, следов закрытых переломов.

В указанных ситуациях задача следователя - поиск источников доказательств путем проведения осмотра места происшествия, подворного, поквартирного обхода, опроса свидетелей, подозреваемого, освидетельствования последнего. В рассматриваемых условиях вопрос о возбуждении уголовного дела не представляет сложности.

В проблемных ситуациях на стадии осмотра места происшествия появляются затруднения, связанные с определением характера события, в процессе которого наступила смерть потерпевшего. Трудности при решении вопроса о том, имела ли место насильственная или ненасильственная смерть, чаще всего возникают при отсутствии видимых телесных повреждений и нарушений обстановки, явно свидетельствующих о насилии. В подобных ситуациях на первоначальном этапе выдвигаются версии о насильственной смерти (вследствие болезни или старения организма). Эти предположения выступают как контрверсии и взаимоисключают друг друга. По мере получения информации они конкретизируются. Недопустимо всерьез отрабатывать абстрактные предположения об убийстве вообще. Всегда выдвигается версия, что в условиях данной объективней обстановки при обнаруженном положении трупа мог использоваться определенный способ совершения убийства, самоубийства и т.п. Таким образом, следователь еще на основе опроса свидетелей и результатов общего обзора места происшествия должен создать мысленную модель механизме события.

В рассматриваемых ситуациях разрабатывается несколько конкретных моделей. Представив себе возможные варианты события, следователь с учетом знания типичных следов и условий реальной обстановки выдвигает предположения о характере и локализации следов наблюдаемого им происшествия. Например, отсутствие каких-либо телесных повреждений на трупе, нарушений обстановки может свидетельствовать о скоропостижной смерти вследствие болезни или старости. Но и убийство может быть совершено посредством отравления, удушения (закрытия отверстий рта и носа мягким материалом - куском плотной ткани, подушкой и т.п.), нанесения единичных ударов руками в голову, брюшную и поясничную область, в шею. Следует помнить, что выявить закрытые повреждения свода и основания черепа, причиненные ограниченной плоскостью тупых и твердых предметов, очень трудно.

Во всех случаях для проверки версий об убийстве в ходе осмотра места происшествия должны быть проведены тщательные поиски следов пребывания там постороннего человека. К ним относятся остатки пищи, количество предметов,использованной посуды, окурки, следы ног, рук, других частей тела, элементы одежды.

Передняя поверхность трупа должна быть исследована в целях обнаружения возможных следов борьбы и самообороны. Здесь нужно иметь в виду, что внезапность нападения, болезненное состояние умершего, превосходство нападающего в физической силе чаще всего обусловливают возникновение слабо выраженных и небольших по размеру повреждений - мелких царапин, ссадин, бледных и небольших кровоподтеков, припухлостей.

При проверке версии об удушении мягкими материалами необходимо принять меры к их обнаружению и исследованию, так как на них могут быть следа зубов потерпевшего (прикуса), выделений слюны и крови из полости рта. В полости рта трупа могут быть обнаружены ссадины, царапины, повреждения зубов, языка и т.д.

Для самоубийства путем отравления используются какие-то ядовитые вещества, часть или следы которых обязательно должны остаться неподалеку от трупа: упаковка с остатками медпрепарата, крошки принятого яда, стакан с остатками раствора вещества и т.д. Если на посуде и упаковке, в которых находилось отравляющее вещество, обнаружены потожировые отпечатки пальцев, не принадлежащие умершему, можно предположить совершение убийства. Отравление сопровождается выделениями, специфичными для разных ядовитых препаратов, ожогами слизистой поверхности, а иногда и наружной поверхности губ. Наличие ожогов и следов отравляющих веществ на лице, одежде также может указывать на применение насилия.

Для любого самоубийства характерно написание предсмертных записок, объясняющих мотивы суицида, поэтому при их отсутствии логичен вывод об убийстве.

По мере увеличения объема информации версии о характере и обстоятельствах события уточняются и конкретизируются. При этом одни версии представляются более достоверными, другие - менее. Однако версия не может быть отброшена, пока не будет полностью опровергнута доказательствами, дающими основание для однозначного вывода. Если остается малейшая возможность подтверждения версии, ее необходимо проверять дальше.

Нередко для сокрытия характера преступного события применяются различные, иногда достаточно эффективные приемы и способы. К признакам сокрытия прежде всего относятся негативные обстоятельства, которые чаще всего возникают в тех случаях, когда субъекты преступления прибегают к инсценировкам, т.е. искусственному созданию обстановки какого-либо события. Они могут быть условно разделены на две группы.

Первую группу образуют установленные факты наличия следов которые не могли появиться в результате самоубийства, нес частного случая, ненасильственной смерти или преступлений,не относящихся к убийствам. При инсценировке непреступного события к ним могут быть отнесены:следы борьбы или самообороны на месте происшествия,разрушения окружающей обстановки;части одежды,следы крови и т.д. не типичные для события телесные повреждения; несоответствие характера и направления следов крови на трупе его позе (например, горизонтальные потеки крови на лежащем трупе); посмертные телесные повреждения трупа; признака, свидетельствующие о перемещении трупа (следы волочения на грунте, одежде и кожной поверхности трупа); признаки присутствия на месте происшествия посторонних в момент наступления смерти потерпевшего.

Вторую группу составляют факты отсутствия следов, которые должны были образоваться в результате протекания инсценируемого события в данных условиях. Это факты отсутствия следов прижизненного передвижения потерпевшего к месту, где наступила его смерть (следов ног на мягком грунте под висящим в петле трупом, на площадке, откуда мог упасть потерпевший, и т.д.); орудий самоубийства; возможности совершения самоубийства при помощи обнаруженых орудий; дополнительных приспособлений, которые должны били использоваться для самоубийства, проникновения к месту несчастного случая и т.д.; следов крови, выделений, телесных повреждений, характерных для инсценируемых событий; следов грунта на обуви потерпевшего, которые должны были образоваться при передвижении к месту наступления смерти; следов микрочастиц на руках и одежде потерпевшего от предметов, которых он обязательно должен был коснуться до, во время или после самоубийства, несчастного случая, ненасильственной смерти; разрушении или повреждений в обстановке места происшествия, закономерных для данного события.

Кроме инсценировок для сокрытия убийств применяются, и другие приемы и методы. В частности, признаком сокрытия убийств может служить идеальный характер следов имитируемого события. Субъект сокрытия в своем стремлении убедить органы следствия в натуральности создаваемой картины теряет ощущение действительности и либо создает излишнее количество следов, либо придает им такую законченную форму, которая реально не встречается. О действиях по сокрытии могут свидетельствовать признаки уничтожения, фальсификации, маскировки следов преступления (например, маскировка трупа в естественных выемках рельефа место происшествия).

Обнаружив признаю сокрытия, следователь создает мысленную модель действий, в результате которых они образовались, а затем моделирует следы, скрывавшиеся при помощи названных действий. В случаях фальсификации, неполного уничтожения материальных следов возможна их физическая реконструкция. Здесь не следует ограничиваться созданием одной модели предполагаемых действий по сокрытию. Необходимо проанализировать все варианты различных приемов сокрытия, возможных в условиях конкретной обстановки. Такие предположения проверяются проведением экспертиз, следственных осмотров, допросов свидетелей.

Установив использованные приемы и способы сокрытия, следователь может выдвинуть версию о содержании, характере скрываемых обстоятельств преступного события и его следов. Эти версии также проверяются следственными и оперативно-розыскными действиями. Выявленные следы преступления позволяют разработать версию о способе совершения убийства, рассмотреть все возможные операции по лишения жизни потерпевшего, по подготовке и сокрытию этого деяния.

При исследовании предполагаемых признаков сокрытая убийства необходимо проверить истинность предположения о характере изучаемых следов. В процессе такой деятельности выясняется, не допущена ли ошибка при отнесении каких-либо изменений к следам сокрытия, не являются ли они следами действий, процессе, не связанных с совершением убийства либо какого-то другого преступления, не следствие ли они специфического развития некриминального события - несчастного случая, самоубийства, ненасильственной смерти. Нужно попытаться найти и проверить все возможные в данных условиях объяснения причин возникновения тех или иных следов. Таким образом будет проверена и контрверсия.

Проверка версия об убийстве и ее контрверсии осуществляется одновременно при производстве следственных и оперативно-разыскных действий. Последние могут быть объединены в тактическую операцию, состоящую из осмотра места происшествия, подворно—поквартирного обхода жилых домов, учреждений и организаций, расположенных в районе обнаружения трупа, судебно-медицинских осмотров вещественных доказательств, опознаний, следственного эксперимента. Необходимыми условиями планирования расследования на начальных этапах являются максимальная полнота и своевременность выполнения перечисленных мероприятий. .

Установление способа убийства или даже некоторых, его элементов позволяет выдвинуть версию о личности виновного. Как правило, на начальных стадиях расследования имеющаяся информация дает возможность сделать вывод о принадлежности субъекта убийства к .определенному кругу лиц. Для совершения убийства и сокрытия трупа субъект деяния нередко избирает место, хорошо ему знакомое. Когда на стадии подготовки сначала выбирается жертва, то место убийства подыскивается в зависимости от ее поведения, распорядка дня, привычного маршрута. Названные моменты также должны учитываться при выдвижении версии о личности виновного.

Импульсивные убийства тоже нередко происходят в местах, где их субъекты ранее проводили свободное время, которые посещали по службе или хотя бы проходили мимо них.

В сложных ситуациях, когда убийцу очень трудно установить, поиски его начинают с места преступления. Сначала определяют лиц. находившихся на месте происшествия до или после убийства, в момент его совершения. При допросе этих лиц выясняется, кого они видели на пути к месту убийства или от него. Когда такие действия оказываются безуспешными или когда у следователя есть основания предполагать, что субъект знаком с местом убийства или его сокрытия, выявляют лиц, часто бывающих на данном участке местности, на улице, в парке, переулке, здании, помещении. Их допрашивают, выясняя, кто еще посещает указанное место и может хорошо знать его.

При реализации некоторых способов преступления или из-за особенностей развития события на теле, одежде виновного могут образоваться повреждения, лечение и устранение которых требует посторонней помощи. Поэтому поиск подозреваемых нужно вести среди лиц, обратившихся за соответствующей медицинской помощью, по поводу ремонта, чистки и стирки одежды,и т.д.

В практике широко распространен метод "прочесывания", когда оперативным и следственным путем выявляют причастность к убийству ранее судимых лиц, проживающих неподалеку от места преступления. Проверка подобных субъектов осуществляется в ИЦ УВД области, края, республики. Не отвергая полностью подобного метода, необходимо сказать, что гораздо более объективны поиски по способу совершения преступления, хотя ранее судимые за убийство редко вновь идут на аналогичное преступление. В то же время в способе совершения убийства иногда повторяются элементы способов иных преступлений, ранее совершавшихся каким-либо лицом. Например, С. был трижды судам за причинение телесных повреждений своей матери и сожительницам. Все преступления совершал в нетрезвом состоянии, нанося потерпевшим множественные удары различными предметами. После очередного освобождения он стал сожительствовать с Л. Во время одной из вечеринок С, поссорившись с Л., в течение полутора часов избивал ее бутылкой, алюминиевой сковородой, ножом, причинив ей множественные смертельные ранения.

В значительной степени способ убийства характеризуется использованием тех или иных орудий, которые в свою очередь отражают определенные свойства личности его субъекта. В частности, применение конкретных орудий и средств свидетельствует о возможности субъекта их использовать, т.е. о том, что он имел их и умел обращаться с ними. Иногда уже само обнаруженное орудие или следы его применения определяют круг лиц, среди которых нужно вести розыск преступника. Когда применяются достаточно распространенные орудия и средства, определение круга лиц, к которому принадлежит виновный, довольно сложно. Обычно они устанавливаются при допросе свидетелей.

Для обнаружения владельцев оружия, средств автотранспорта используется соответствующая информация органон внутренних дел.

Большое значение для обеспечения полноты и обоснованности версий о личность субъекта убийства имеют сведения о связях потерпевшего (родственных, служебных, учебных, интимных, по совместному пользованию бытовыми услугами, медицинской помощью, занятию преступной деятельностью, отбыванию наказания и т.д.)[1].

Работники органов расследования, как правило, интересуются длительными и неприязненными отношениями. Между тем, криминальная ситуация может возникнуть и при кратковременном знакомстве, и при длительном, когда отнесения между людьми были нормальными.

Некоторые связи могут быть тайными, тщательно скрываемыми от окружающих, или известна немногим. Для их выявления важны малейшие подробности о встречах, поездках, переписке, переговорах, увлечениях потерпевшего. Они могут быть обнаружены не только в ходе допросов свидетелей из числа родственников и близких потерпевшего, но и при обысках, просмотре переписки, документов, черновых записей, фотоальбомов, любительских кино- и видеофильмов, записных книжек, различных билетов и квитанций, личных вещей потерпевшего.

При выдвижении версии о субъекта убийства необходимо принимать во внимание свойства личности потерпевшего, его привычки в проведении свободного времени, соблюдении распорядка дня, пользовании транспортом, способность к завязыванию контактов, увлечения. В некоторых случаях имеет значение образ жизни потерпевшего, общение его с липами определенных социальных групп. Например, в абсолютном большинстве случаев убийства осужденных в местах лишения свободы совершаются другими осужденными, бродяг - бродягами и т.д.

Версии будут более достоверными, если при их построении учитывать данные о мотивах убийства. Среда ряда работников органов расследования бытует мнение, что мотив устанавливается в основном со слов подозреваемого (обвиняемого). Такая позиция, на наш взгляд, абсолютно неверна. В ряде ситуаций сведения о мотивах могут быть получены уже в ходе осмотра места происшествия. Так, телесные повреждения у потерпевшей в области промежности, разорванное и спущенное нижнее белье свидетельствуют с сексуальных мотивах, вывернутые карману, отсутствие ценных вещей - о корыстных и т.д.

Существуют и другие мнения относительно мотивов убийства. Например, Л. Г. Видонов, обобщив практические данные, сделал вывод, что в большинстве случаев убийства женщин на улице чаща всего совершаются по мотивам мести, реже - хулиганства, еще реже - из ревности и на сексуальной почве, тогда как убийства женщин в постели происходят в основном из сексуальных побуждении[2].

Как известно, в способе криминального деяния и следах его реализации отражаются свойства личности субъекта преступления (рост, масса, физическая сила, группа крови, длина и цвет волос), но и социалъно-демографические, психологические качества. Когда в следах проявляются индивидуальные свойства личности, их частные идентификационные признаки, может быть выдвинута версия о причастности к убийству конкретного субъекта. Во всех остальных случаях первичные данные позволяют строить версии о принадлежности субъекта к определенному кругу лиц.

В сложных ситуациях даже наличие данных об индивидуальных, идентификационных признаках личности субъекта убийства в начале расследования не позволяет установить истину. Например, в частном доме были убиты четыре человека - двое гостей и хозяева. На месте происшествия найден топор с отпечатками пальцев, пригодных для идентификации и не принадлежащих потерпевшим. Кроме того, было установлено, что в доме проживали также мужчина с женщиной, которые после убийства скрылись. На их вещах тоже были обнаружены отпечатки пальцев. Многие свидетели подробно, с характерными приметами описывали внешность подозреваемых. Несмотря на это, преступление осталось нераскрытым.

При установлении заподозренного прежде всего необходимо выяснить, где он находился в момент совершения преступления. В этих целях оперативным путем и при опросах соседей, сослуживцев, знакомых выясняется, где в последний раз видели интересующего следствие субъекта перед убийством и после него, куда он намеревался идти, имел ли одежду и обувь, в которой видели убийцу или которая идентична следам, обнаруженным на месте происшествия. Выясняется также имел ли заподозренный предметы, которые использовались в качестве орудий и средств убийства, обладал ли он качествами, которые отразились в обнаруженных следах. Далее нужно проверить следы контакта заподозренного, с потерпевшим. Это могут быть найденные у него вещи, ранее принадлежащие покойному, записки и письма с приглашением на встречу, а также микрочастицы одежды и волос на его одежде, обуви и теле, идентичные обнаруженным на места происшествия..

Устанавливается также, есть ли ш одежде и геле заподозренного следы пребывания на месте убийства - частицы грунта, насаждений, краски и побелки деталей помещения, где совершено убийство, пыли из него и т.д.

По модели события убийства, создаваемой в ходе построения общих версии, конструируются предположения о характере и локализации следов, которые могли образоваться на теле и одежде заподозренного. Это брызги, пятна, потеки крови на одежде и обуви, телесные повреждения, следы пользования определенными орудиями (частицы пороха, ружейной смазки и т.п.). Принимаются меры к обнаружению орудий и средств преступления. Колюще-режущие и тупые твердые орудия нередко выбрасываются неподалеку от места убийства, прячутся в заранее подготовленных тайниках либо специально подобранных после убийства местах.

Для обнаружения орудий преступления иногда требуется проведение тщательно разработанных мероприятии и тактических операций. Прежде всем у свидетелей выясняют, владел ли заподозренный разыскиваемыми предметами, пытаются установить, знают ли они что-нибудь о месте их хранения, времени исчезновения, а также о поведении заподозренного после совершения убийства и его выявления органами следствия (имеется в виду посещение субъектом каких-либо мест, где могут храниться орудие преступления или части, оставшиеся от его уничтожения). Возможно применение метода рефлексивного управления. Органы следствия в данном случае инсценируют поиск орудий преступления, установив наблюдение за предполагаемым виновным, который может попытаться перепрятать разыскиваемые предметы.

При выявлении подозреваемого важное значение нередко приобретают улики поведения а в первую очередь осведомленность об обстоятельствах события субъекта, который, по его словам, не присутствовал при причинении потерпевшему смертельных повреждений. Так, сожительница убитого показала, что видела, как из колото-резаной раны потерпевшего фонтанировала кровь. Поскольку названное явление могло продолжаться лишь несколько секунд, была выдвинута версия о причастности свидетельницы к убийству. В ходе расследования она полностью подтвердилась. Иногда свидетель, якобы обнаруживший труп, дает показания о его позе, не соответствующей той, в которой он был найден, о вещах и предметах, не обнаруженных при потерпевшем, но имевшихся у него до убийства .

К уликам поведения относятся также сведения о принимаемых субъектом мерах по сокрытию следов преступления (подготовка ложного алиби, уничтожение следов крови, спермы на орудиях преступления, одежде, обуви, утаивание и уничтожение объектов со следами убийства и т.д.), о чрезмерном интересе отдельных субъектов к расследованию убийства, о проявлении волнения, напряженности при обсуждении убийства, его обстоятельств, поведенческие реакции на события, связанные с убийством и его расследованием. Последние заключаются в отклонении от характерного для данного лица поведения или обычного поведения людей в аналогичных ситуациях (например, чересчур бурное проявление горя по поводу смерти по-терпевшего, с которым длительное время находилась во враждебных отношениях).

Необходимо помнить, что улики поведения не всегда свидетельствуют о причастности к преступлению субъекта, действия которого они отражают. В сокрытии могут участвовать лица, не совершавшие скрываемого убийства.

Некоторые из улик поведения довольно сложно, а иногда и просто невозможно трансформировать в доказательства. Например, сведения о психофизиологических реакциях допрашиваемого (повышенная потливость, появление красноты или бледности после отдельных вопросов следователя) не могут быть процессуально закреплены. Их можно использовать лишь как вспомогательную информацию при построении и проверке версий.

Некоторые практические работники при появлении конкретного заподозренного сразу же пытаются задержать его. Думается, что излишняя торопливость при проведении этого следственного действия, так же как и медлительность не способствуют быстрому установлению объективной истины. Во-первых, для задержания или ареста подозреваемого необходимы достаточные процессуальные основания. Во-вторых, должна быть взвешена целесообразность подобных действий с точки зрения получения максимума информации об обстоятельствах и участниках убийства. Когда субъект не подозревает о том, что следствие располагает сведениями о его причастности к убийству, иногда лучше продолжить оперативное наблюдение за ним. Это позволит получить дополнительные доказательства его виновности, проверить уже имеющиеся.

Проверка обоснованности подозрения в убийстве

Как известно, подозреваемым признается субъект, задержанный по основаниям, предусмотренным ст.122 УПК, либо в отношении которого избрана мера пресечения до предъявления обвинения. Уголовно-процессуальное законодательство формулирует основания для задержания лишь в самом общем виде. Применительно к расследованию убийств а качестве таковых рассматривается: показания очевидцев, прямо указывающих на субъекта как на виновника преступления; обнаружение субъекта на маете происшествия в момент нанесения потерпевшему телесных повреждений, во время маскировки, захоронения, транспортировки, расчленения, обезображивания и уничтожения трупа, при похищении вещей, принадлежащих потерпевшему. В ряде ситуаций основаниями для задержания могут рассматриваться факты обнаружения повреждений, следов крови на теле и одежде подозреваемого,которые могли образоваться при совершении убийства; предметов, которые могли использоваться в качестве орудий и средств преступления; наличие у подозреваемого предметов,имевшихся у потерпевшего перед смертью,а также его следов на месте происшествия и т.д. Отметим, что уголовно-процессуальные нормы (от.90 и 122 УПК) не предусматривают в качестве оснований для применения к подозреваемому превентивных мер (задержания и ареста) показания свидетелей, знающих об убийстве со слов субъекта преступления или других лиц; обнаружение писем, записок, в которых заподозренный признает совершение им убийства; фонограммы и видеоизображения, фиксирующие обстоятельства события преступления, или рассказ о нем и т.д., хотя названные факты позволяют подозревать конкретных лиц в совершении убийства.

Основания для задержания или ареста в значительной мере характеризуют сложившуюся ситуацию, поскольку свидетельствуют о степени осведомленности следствия об обстоятельствах и участниках события убийства и тем самым влияют на тактику допроса подозреваемого. При выбора и реализации тактических приемов допроса учитываются и другие данные, собранные по делу, а также сведения о свойствах личности и состоянии подозреваемого на момент задержания.

Некоторые следователи не считают обязательным сбор информации о личности подозреваемого. Думается, подобную позицию нельзя признать правильной, ибо такая информация в большинстве случаев способствует не только проведению допроса, но и раскрытию преступления.

Еще до задержания можно получить сведения о судимости подозреваемого, изучить его личные дела в военкомате, по месту работы, учебы, отбывания наказания, добыть рассматриваемые сведения в ходе оперативно-розыскной деятельности. Если допросы на эту тему свидетелей из числа соседей, сослуживцев, близких могут насторожить подозреваемого, их нужно отложить до его задержания. При научении личности подозреваемого следует обратить внимание на его интеллектуальные качества: способность быстро или медленно делать правильные выводы, оценив находить в том числе недостоверные) объяснения своим поступкам, излагать свои мысли; склонность к многословию или немногословию; знание значения тех или иных фактов, прямого оказания противодействия расследованию, наличие или отсутствие прежнего такой деятельности. Выясняются также морально-волевые качества подозреваемого: его отношение к совершенному убийству, потерпевшему, раскаяние, страх ответственности, оправдание собственных поступков, удовлетворение от содеянного); взгляды на деятельность правоохранительных органов и конкретных следователей; способность признавать свою вину либо упрямо настаивать на невиновности, несмотря на любые аргументы; умение скрывать свое состояние.

Некоторые сведения о названных свойствах личности подозреваемого могут быть получены еще при осмотре места происшествия и трупа. Например, данные о жестоком убийстве, расчленении трупа, тщательном его сокрытии свидетельствуют о том, что субъект преступления эгоистичен и склонен к оказанию упорного противодействия расследованию.

На выбор приемов допроса влияет и позиция подозреваемого. Как правило, еще до его начала необходимо прогнозировать возможные варианты поведения подозреваемого, создавать мысленные модели его сопротивления и разрабатывать способы преодоления последнего. Свои предположения следователь может проверить еще в момент задержания подозреваемого, а также при проведении следственных действий с его участием.

Сразу после задержания рекомендуется освидетельствовать подозреваемого и одновременно провести обыск по месту его жительства и работы, допросить свидетелей из числа соседей, родственников, сослуживцев.

Освидетельствование необходимо для установления на теле подозреваемого следов преступления или особых примет, если для этого не требуется судебно-медицинской экспертизы (ст.181 УПК).

Освидетельствование подозреваемого производится посла вынесения специального постановления, в присутствии понятых. Если освидетельствование сопровождается обнажением тела подозреваемого, понятые должны быть одного с ним пола. При освидетельствовании не допускаются действия, унижающие достоинство (грубое обращение, неуместные реплики, непродуманный выбор места освидетельствования, особенно если оно сопровождается обнажением тела, причинение боли и т.д.) или опасные для здоровья освидетелъствуемого лица.

Решение следователя об освидетельствовании является обязательным, что необходимо разъяснить освидетельствуемому. К принудительному освидетельствованию требуется прибегать лишь в исключительных случаях и только по отношению к подозреваемому или обвиняемому.

В ходе освидетельствования могут быть обнаружены телесные повреждения, пятна и частицы различных веществ. Условно их можно разделить на попавшие на освидетельствуемого с тела и одежды потерпевшего (следы крови, мозгового вещества, волосы, текстильные волокна, различные микрочастицы и т.п.), с орудий преступления (следы ржавчины, пороховых газов, смазки и т.д:) или предметов и веществ, находящихся на месте его совершения (частицы почвы, растительности, пыли и т.д.).

Для обнаружения на теле освидетельствуемого различных микрочастиц, имеющих значение для дела, к освидетельствованию привлекаются криминалисты, судебные медики и биологи, знакомые с экспертными исследованиями данных микрочастиц.

Обычно освидетельствование начинается с волосистой части головы, где могут быть найдены волосы потерпевшего, части растений, почвы с места происшествия, ссадины, кровоподтеки, возникшие в ходе борьбы. Иногда для этого необходимо вычесывание волос на голове подозреваемого. Для выявления следов пыли, других мелких микрочастиц с места происшествия целесообразно осмотреть отверстия носа и слуховых проходов подозреваемого, взять из них; мазки на ватно-марлевый тампон. Все указанные следы могут быть найдены на лица и передней поверхности туловища.

Особенно тщательно должны исследоваться кисти рук, потому что именно на них образуется телесные повреждения, если потерпевший оказывал сопротивление (следы зубов, царапины, кровоподтеки, раны), а также могут остаться следы использования определенных орудий и средств. В подногтевсм содержимом могут находиться волосы, частицы тканей организма потерпевшего, материалов, из которых изготовлена его одежда, грунта и других веществ с места происшествия.

По окончании освидетельствования составляется протокол, в котором фиксируются все обнаруженные следы, а также иные факты, имеющие значение для дела.

В зависимости от поведения подозреваемого на допросе и информация, которой располагает следователь, можно выделить несколько, типичных ситуаций допроса.

Наиболее простыми из них являются те, в которых, во-первых, есть очевидцы лишения жизни потерпевшего, а, во-вторых, подозреваемый не отрицает своей виновности, подтверждаемой и другими доказательствами.

Более сложные ситуации складываются, когда очевидцы не наблюдали полностью обстоятельств преступного события, а видели подозреваемого на месте происшествия посла убийства. При таких обстоятельствах некоторые задержанные отрицают свою причастность к расследуемому преступлению, утверждают, что случайно оказались на месте преступления и наткнулись на труп. Имеющиеся на них следы крови они объясняют случайным касанием трупа потерпевшего или нейтральными причинами, так же как и происхождение повреждений на своих одежде и теле. Здесь в ходе допроса рекомендуется использовать призмы детализации показаний как в части, касающейся расследуемого события, так и обстоятельств возникновения обнаруженных у допрашиваемого следов.

Показания подозреваемого проверяются допросами свидетелей, которые видели его перед убийством. У них выясняется, куда направлялся подозреваемый, какие повреждения у него имелись.

Если подозреваемый утверждает, что получил повреждения не-задолго до преступления в результате не связанных с ним событий указываемое им место осматривается, а обнаруженные следы сравниваются с его показаниями. Одновременно эти повреждения исследуются в ходе осмотра и экспертиз, на разрешение которых среди прочих ставится вопрос о возможности образования изучаемых следов при названных субъектом обстоятельствах. Полученные данные, опровергающие утверждения допрашиваемого, предъявляется ему в ходе последующего допроса.

В ряде случаев проведение экспертиз требует определенного времени. Однако следователь не должен пассивно ожидать их результатов: показания подозреваемого сравниваются о другими данными, находящимися в материалах уголовного дела (протоколами допросов, осмотров места происшествия и вещественных доказательств, заключением судебно-медицинской экспертизы).

В ходе допроса подозреваемому предъявляются данные, опровергающие его показания. Приемы их предъявления во многом зависят от свойств личности и состояния допрашиваемого. Если подозреваемый чувствует себя неуверенно, колеблется, ему можно предъявить сведения, обладающие большей доказательственной силой. Когда допрашиваемый демонстрирует готовность к длительному сопротивлению, информацию целесообразнее предъявлять ему с нарастающей силой. Причем это должны быть только такие данные, которым нельзя дать другое (ложное) объяснение. Одновременно следователь должен применять приемы эмоционального воздействия - пресечение лжи, демонстрация бесперспективности оказываемого противодействия и преимуществ позитивного поведения.

Довольно сложные ситуации возникают, когда подозреваемый не отрицает своего присутствия на месте преступления, но заявляет, что оно совершено другими лицами. В этих случаях его показания сопоставляются с данными судебно-медицинской экспертизы, осмотра места происшествия, показаниями свидетелей, которые находились неподалеку от места убийства в момент его совершения, до или сразу после него. Кроме того, так же как и в предыдущей ситуации, принимаются меры по обнаружению следов убийства на тела, одежде подозреваемого, по месту его жительства и работы. При выявлении противоречий между материалами уголовного дела и показаниями подозреваемого или между отдельными их частями ему указывается на это, а также предъявляются данные,опровергающие его ложные показания.

Еще более сложные ситуации возникают, когда при отсутствии очевидцев подозреваемый утверждает, что вынужден был совершить убийство в состоянии необходимой обороны или что смерть наступила в результате несчастного случая. Здесь, как и в ранее рассмотренных ситуациях, его показания должны быть предельно детализированы. Как правило, субъект преступления, задержанный вскоре после убийства, не в состоянии продумать все детали выдвигаемой ложной версии события. Отдельные моменты ему приходится домысливать уже в ходе допроса. Иногда спешно подготавливаемые объяснения противоречат другим элементам версии, неадекватной действительности, но упорно противодействующие субъекты, когда им показывают несостоятельность этих объяснений, пытаются дать другие, не более объективные. Чтобы избежать подобного, применяются в совокупности такие приемы допроса, как предельная детализация и допущение легенды.

В некоторых случаях сведения, опровергающие ложные показания субъекта преступления, могут быть предъявлены ему еще в ходе первого допроса (например, заключение судмедэксперта о невозможности получения потерпевшим смертельных повреждений в результате падения с высоты собственного роста, о расположении, направлении и глубине раневого канала). Для еще более полной детализации событий подозреваемому можно предложить указать на схеме место, где потерпевший случайно получил телесные повреждения или напал на допрашиваемого, и т.д. В некоторых случаях целесообразны повторный осмотр места происшествия и даже следственный эксперимент, проведение дополнительных и повторных судебно-медицинских, трасологических экспертиз, допросов свидетелей, экспертов и специалист

При проверке показаний о совершении убийства в состоянии необходимой обороны у подозреваемого прежде всего выясняется, какие действия покойный предпринимал в процессе нападения, какие использовал орудия, что говорил, в каком конкретном участке места происшествия находился и т.д. На основе этих показаний создается мысленная модель возможных обстоятельств события и выдвигаются предположения о характере, локализации, механизме образования его следов, которые проверяются в ходе судебно-медицинских, криминалистических экспертиз, других следственных действий.

Чаще всего подобные утверждения подозреваемых не соответствуют количеству и расположению телесных повреждений на трупе следам на месте происшествия. В большинстве случаев у них отсутствуют телесные повреждения, которые должны были образоваться при нападении. Некоторые следователи не стремятся опровергать показания такого рода, полагая, что частичное признание лучше, чем отрицание вообще. Кроме того, они рассчитывают, что данные показания будут опровергнуты заключениями экспертиз и не стоит по этому поводу конфликтовать с допрашиваемым.

Такую позицию, нельзя признать верной. Во-первых, она выглядит морально ущербной, поскольку представляет собой вид пусть даже молчаливого, но сговора с противодействующим субъектом, во-вторых, позволяет виновному отказаться от своих показаний на том основании, что он оговорил себя якобы под влиянием следователя, обещавшего смягчение участи, применение более мягкой нормы закона, и т.д. Честность следователя на предшествующих этапах следствия может стать подтверждением подобного заявления, поэтому версия подозреваемого об убийстве в состоянии необходимой обороны нуждается в активной проверке.

Серьезные проблемы возникают, когда убийство совершается без очевидцев и подозреваемый отрицает не только свою виновность, но и пребывание на месте преступления. Здесь одной из первоочередных задач является доказывание факта нахождения субъекта на месте убийства в момент его совершения. Она обычно решается по нескольким направлениям. Прежде всего это сбор доказательств, прямо подтверждающих нахождение допрашиваемого на месте преступления в указанное время: поиск микрочастиц о места происшествия на его одежде, обуви, личных вещах, выявление следов его нахождения в указанном месте (рук, ног, зубов, других частей тела, крови, слюны, фрагментов одежды и т.д.), следов контакта с потерпевшим (микрочастиц, записок с назначением встречи, предметов, находившихся у пострадавшего перед смертью).

Подозреваемые, отрицающие факт пребывания на мае те. преступления, нередко предъявляют алиби, а потому должны быть подробно допрошены о месте нахождения в момент совершения убийства, о событиях, там происходивших, и его участниках. Также рекомендуется использовать приемы допущения легенды и детализации показаний подозреваемого. Желательно сразу же анализировать получаемые показания с целью выявления неточностей и противоречий. При обнаружении таковых в ходе допроса выясняются их причины. Если это и не заставит подозреваемого отказаться от ложного алиби, то позволит проверить его намерения на оказание упорного противодействия следствию.

Ложное алиби опровергается данными о том, что люди, находившиеся в указываемом им маете, не видели допрашиваемого, что отсутствовали называемые им объекты и не происходили описываемые им события. Естественно, что эти сведения должны предъявляться лишь после проверки показаний подозреваемого. Его также можно ознакомить с протоколами допросов свидетелей, которые были в названием им месте в интересующее следствие время.

Второй способ преодоления противодействия подозреваемого - предъявление ему доказательств его присутствия на месте происшествия, а затем данных, свидетельствующих о его причастности к убийству.

Этот вариант допроса возможен, если следствие располагает прямыми доказательствами причастности лица к убийству, что на первоначальном этапе бывает крайне редко. Такими доказательствами могут быть лишь показания очевидцев, заключения экспертиз о том, что пальцевые отпечатки на орудиях преступления, найденных на месте его совершения, оставлены подозреваемым, что на теле и одежде потерпевшего имеются микроследы одежды и организма допрашиваемого. Большая же часть доказательств, полученных на рассматриваемом этапе расследования, может толковаться неоднозначно. Например, обнаружение на одежде подозреваемого крови, сходной по группе с кровью потерпевшего, еще не доказывает полностью его виновности в убийстве, ибо аналогичную группу крови имеет большое количество других людей.

По названным причинам более целесообразно предъявление совокупности данных, свидетельствующих как о недостоверности выдвигаемого алиби, так и о причастности подозреваемого к убийству. Причем, чтобы исключить его ссылки на неточности, допущенные при фиксации показаний, следует первоначально допросить подозреваемого в той части, которая опровергается собранными данными, и его ответы занести в протокол. Желательно получить не просто утвердительный ответ, а показания об опровергаемых событиях, обстоятельствах. После фиксации подробного ответа в протоколе подозреваемому предлагается ознакомиться с показаниями и удостоверить их своей подписью. Далее ему предъявляются данные, собранные следствием, и выясняется, чем допрашиваемый может объяснить противоречия между ними и его показаниями.

На этой стадии следователь не должен торопиться с записью ответа. Он обязан разъяснить ему значение предъявляемых доказательств, указать на факты, которые они подтверждают. Допрашивающий может выдвигать доказательства в разной последовательности, чтобы ограничить возможность подозреваемого а даче новых ложных объяснений. Подобные операции призваны убедить субъекта преступления в бесплодности попыток оказания противодействия расследованию.

Многие следователи полагают, что возникающие на этом этапе ситуации осложняются из-за участия в допросе защитника, который имеет право знакомиться со всеми материалами уголовного дела, встречаться с подозреваемым наедине и, думается, может оказать существенную помощь подозреваемому в противодействии расследованию. Это обстоятельство в силу особых функций, выполняемых защитой, нельзя не учитывать. Однако вряд ли его нужно воспринимать к как фактор, исключающий возможность раскрытия убийства.

Бесспорно и то, что расширение полномочий защиты должно сопровождаться предоставлением следствию, надзирающим органам дополнительных процессуальных прав по контролю за правомерностью деятельности по защите и расширением круга средств доказывания.

Участие адвоката на ранних стадиях расследования способствует более полной реализации принципа презумпции невиновности, соблюдению прав подозреваемого, обвиняемого и гак или иначе повышает достоверность выводов расследования. В силу сказанного присутствие на допросе защитника требует от следователя более тщательной подготовки, так как необходимо прогнозировать конфликтное поведение уже двух оппонентов, один из которых обладает специальной квалификацией. Однако направляя дело прокурору, а затем в суд, следователь должен быть готов к тому, чтобы убедить в достоверности своих выводов специалистов. Иначе говоря, допрос в присутствии защитника поможет следователю в соблюдении требований ст.20 УПК о всесторонности, полноте и объективности расследования.

Для предупреждения негативного поведения защитника (вмешательство в ход допроса без разрешения следователя, бездоказательное оспаривание предъявляемых подозреваемому данных, прямые подсказки допрашиваемому) рекомендуется с самого первого допроса использовать при его проведении видео- и звукозапись. Кроме того, тактика следователя должна предусматривать необходимость доказывания беспочвенности возражений защиты и подозреваемого, если они таковы, недостоверности показаний допрашиваемого. Представляется, что следователь может демонстрировать аргументы малой эффективности усилий своих оппонентов, чтобы посеять у них сомнение в правильности занимаемой позиции. Здесь допустимо и указание на то, что отрицание вины не облегчает, а ухудшает положение допрашиваемого.

При ошибочной оценке подозреваемым и его защитником собранных по делу доказательств, не стоит торопиться убеждать их в этом. В то же время недопустимо просто отбрасывать возражения оппонентов. Все их доводы должны проверяться, а результаты и ход их исследования - отражаться в материалах уголовного дела[3].

Смотри также

Примечания

  1. Соя-Серко Л. А., Радутная Е.С., Каганович И.Б. и др. Расследование убийств (методические указания в схемах). М., 1983...С. 17-18.
  2. Видонов Л.Г., Селиванов Н.А. Типовые версии по делам об убийствах. Горький, 1981.
  3. Расследование убийств. В.Н. Карагодин, Е.В. Никитина, Л.А. Зашляпин. Екатеринбург, 1993.