История российской криминалистики

Материал из CrimLib.info
Share/Save/Bookmark
Перейти к: навигация, поиск

Развитие криминалистической теории в России принято делить на 5 этапов

Период до Октябрьской революции (до 1917 года)

Появление криминалистических методов, средств и приемов неразрывно связано с отправлением правосудия, следственной, сыскной и экспертной деятельностью. Некоторые из этих средств и приемов отражены в древних правовых актах, например в «Русской правде», договорах Руси с иностранными государствами. Еще в XV и XVI вв. писари и дьяки в Москве, Новгороде, Верхотурье «свидетельствовали» подложные документы, проводили сличение подписей в рукописных текстах, о чем сохранились упоминания в летописях, торговых и иных архивах. B XVIII в. были предприняты первые попытки обобщения судебной практики. Так, в работе И.Т. Посошкова «О скудости и богатстве» (1724)
Skudost.jpg
рассматривались не только вопросы судопроизводства, но и используемые приемы ведения следствия: испытание на дыбе, огнем и железом, лишением пищи и воды.

В 1805 г, вышло в свет первое в России пособие, содержащее общие правила и тактические приемы расследования преступлений — «Зерцало правосудия», где названо несколько направлений отыскивания истины: «от лица», «от причины», «от дела» (т.е. происшествия), «от места», «от способа», «от орудий», «от времени» и др.

В первой половине XIX в. интерес к следственной деятельности возрос: было опубликовано несколько работ, суммирующих практикуемые приемы допроса, очной ставки, обыска, других процессуальных действий. В частности, заслуживают упоминания «Опыт краткого руководства для произведения следствий» (1833) Н. Орлова и «Указания для производства судебных следствий» (1849) Н. Калайдовича. Первоначально криминалистические рекомендации о расследовании преступлений и розыске злоумышленников концентрировались в трудах процессуалистов. Например, Я.И. Баршев исследовал понятие, содержание и тактику производства допросов, а также привел некоторые сведения по методике расследования убийств, краж, должностных подлогов, злостного банкротства.

Начиная с 1864 г., вследствие судебной реформы, главным достижением которой стал отказ от теории формальных доказательств, резко возрос интерес к использованию косвенных улик, приемам их собирания и оценки. Примером может служить труд А.А. Квачевского «Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным уставам 1864 года». В нем анализировались способы совершения отдельных видов преступлений, подчеркивалось значение следов в установлении и изобличении преступника, подробно рассматривались порядок изучения документов, упаковки вещественных доказательств и другие приемы собирания судебных доказательств.

Развитию криминалистических знаний в России способствовало издание переводов работ зарубежных авторов: «Руководство для судебных следователей» Г. Гросса, «Словесный портрет» и «Научная техника расследования преступлений» Р.А. Рейсса, «Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений» А. Вейнгардта.

Начиная с 1880-х годов журналы «Право», «Вестник полиции», «Журнал министерства юстиции», «Юридическая летопись», «Журнал гражданского и уголовного права», «Юридическая газета» и «Судебная газета» периодически публиковали статьи иностранных и отечественных криминалистов, что способствовало распространению криминалистических знаний среди юристов-практиков.

В 1894 г. в Одессе вышла в свет работа М. Шимановского «Фотография в праве и правосудии». В 1908 г. С.Н. Трегубовым подготовлена «Настольная книга криминалиста-практика», а в следующем году вышла работа В.И. Лебедева «Искусство раскрытия преступлений», которая была расширена и переиздана в 1912 г. с подзаголовком «Дактилоскопия».

Накопление криминалистических знаний в сфере судебной экспертизы отличалось некоторым своеобразием. Сказались особенности развития отечественного естествознания, сыграли свою роль научные учреждения дореволюционной России. Еще в XVIII в. Императорская Академия наук по ходатайствам судов и полиции решала вопросы судебно-медицинского характера, определяла содержание золота и серебра в драгоценных сплавах. С середины XIX в. в Академии наук стали анализировать спорные документы. В 1818 г. была создана Российская экспедиция заготовления государственных бумаг, одной из функций которой стало проведение экспертизы подозрительных банкнот. Фотограф Экспедиции Г.К. Скамони сконструировал прибор для распознания фальшивых ценных бумаг — верификатор. В 1878 г. из состава Русского технического общества выделился фонографический отдел. Одними из его учредителей стали известные русские химики Д.И. Менделеев и А.Н. Бутлеров, которые занимались также и экспертной деятельностью.

Первым криминалистическим учреждением в России была судебно-фотографическая лаборатория, созданная в 1889 г. Е.Ф. Буринским при Санкт-Петербургском окружном суде. Она послужила отправным пунктом в формировании системы российских экспертных учреждений. Вклад Е.Ф. Буринского в развитие отечественной криминалистики заключался главным образом в разработке новых фотографических методов исследования документов. В 1892 г. он был удостоен высокой награды Академии наук — премии им. М.В. Ломоносова — за открытия в области научно-исследовательской фотографии и их практическое использование. Его «Судебная экспертиза документов» (1903) и сегодня читается с большим интересом. Немало сделал Е.Ф. Буринский и для совершенствования почерковедческой экспертизы. Он лично провел ряд особо сложных экспертиз, доказал перспективность использования в криминалистике математических и других точных методов.

Многопрофильным криминалистическим учреждением стал кабинет научно-судебной экспертизы при прокуроре Санкт-Петербургской судебной палаты, открытый в 1912 г. Через два года кабинеты науч¬но-судебной экспертизы начали действовать в Москве, Киеве и Одессе. Деятельность этих кабинетов способствовала активному внедрению криминалистических знаний в российский уголовный процесс, совершенствованию средств и методов раскрытия и расследования преступлений.

О том, что в рассматриваемый период научный и практический уровень криминалистики и судебной экспертизы в России был не ниже зарубежного, свидетельствует, в частности, высшая награда, полученная русским отделом судебно-полицейской фотографии на международной фотовыставке в Дрездене в 1909 г. В выставке участвовали не только столичные, но также Самарское и Уфимское полицейские отделения. В русском отделе экспонировались руководства, таблицы и практические пособия по судебной фотографии, регистрационные снимки преступников и их отпечатков пальцев, фотоиллюстрации к раскрытию опасных преступлений: фальшивомонетничества, убийств, разбойных нападений, краж со взломом.

Формирование советской криминалистики (1917-1945)

Совершенствование криминалистики как науки в первые годы после Октября 1917 г. серьезно затормозилось. Ряд ведущих отечественных криминалистов (Б.Л. Бразоль, С.Н. Трегубов, В.И. Лебедев и др.) оказались в эмиграции, научно-судебные кабинеты в Киеве и Одессе были разграблены и не сразу возобновили свою работу.

Первый этап послеоктябрьского развития отечественной криминалистики (1918 — 1940) характерен сугубо практической направленностью проводимых научных исследований. Обобщался опыт применения методов и средств, позаимствованных после соответствующей до¬работки из других областей знаний, а также разработанных криминалистами самостоятельно. Были продолжены переводы работ зарубежных авторов, главным образом по криминалистической технике. Первую попытку определить предмет и содержание советской криминалистики предпринял в 1921 г. Г.Ю. Мане. Он писал, что криминалистика изучает способы совершения преступлений, быт уголовного элемента, приемы расследования и идентификации преступников. Тогда криминалистику считали одной из естественно-технических наук, отграничивая ее, таким образом, от уголовного процесса. Начальный этап советского периода развития криминалистики связан с научной и практической деятельностью И.Н. Якимова, В.И. Громова, П.С. Семеновского, С.А. Голунского, С.М. Потапова и др. Они пришли в науку, хорошо зная практику борьбы с преступностью, обобщая ее достижения в целях совершенствования средств и методов раскрытия и расследования преступлений.

В 1935 — 1936 гг. вышел в свет первый отечественный учебник по криминалистике, в котором имелись разделы по уголовной технике и тактике, а также методике расследования преступлений. В нем был сконцентрирован и обобщен достигнутый к тому времени уровень развития науки. В 1939 г. он был переиздан с исправлениями и дополнениями. Хотя в учебнике и в других криминалистических работах рассматриваемого этапа подчеркивалось, что все научные средства и методы должны применяться в полном соответствии с нормами действующих законов и обеспечивать установление истины по уголовным делам, практика органов НКВД, как известно, шла по другому пути, применяя к «врагам народа» физические и психические пытки, фабрикацию «доказательств» их виновности и другие подобные «приемы».

В 1932 г. при МУРе начал работать кабинет экспертизы, преобразованный в 1935 г. в научно-техническое отделение московской милиции. В том же году открылась криминалистическая лаборатория при Московском правовом институте. Аналогичные лаборатории были организованы при Ленинградском, Свердловском, Саратовском, Иркутском, Казанском, Ташкентском и других юридических вузах. Лаборатории создавались как научно-технические базы для обучения студентов, однако в них проводились экспертные и научно-исследовательские работы.

Послевоенный период (1945-конец 1960-х)

Обобщение богатого эмпирического материала на первом послеоктябрьском этапе развития российской криминалистики послужило базой для формирования в 1940 — 1960 гг. ряда криминалистических теорий и учений. В эти годы закладывались методологические основы криминалистики, разрабатывалась научная база ее составных частей. После напряженных дискуссий было сформулировано учение о предмете криминалистики как юридической науки о технических средствах и тактических приемах работы с судебными доказательствами в целях раскрытия и предотвращения преступлений. С.М. Потапов заложил основы теории криминалистической идентификации и установления групповой принадлежности. Большое внимание в рассматриваемый период уделялось разработке проблем трасологии и баллистики, которые получили оригинальное разрешение в трудах Б.М. Комаринца и Б.И. Шевченко.

Значительное внимание уделялось совершенствованию запечатлевающих и исследовательских методов и средств судебной фотографии, разрабатывались теория и методики криминалистического исследования документов. Дальнейшее развитие получила уголовная регистрация: сформировались теоретические представления о ее научных основаниях, видах, методах осуществления и использования в борьбе с преступностью.

В разделе следственной тактики формировалось учение о следственной версии и планировании расследования. С.А. Голунский, например, раскрыл интеллектуальный механизм планирования, роль в нем версий и способы их проверки. Велись исследования и в области тактики отдельных следственных действий: осмотра, обыска, допроса, предъявления для опознания, очной ставки и др.

Тяжелые военные условия 1941 - 1945 гг. поставили перед отечественными криминалистами новые сложные задачи. Обострилась проблема разработки способов выявления фальшивых документов, изготавливаемых фашистскими спецслужбами для своих агентов, засылаемых в тыл Красной Армии. С этой проблемой тесно переплеталась другая - экспертиза оттисков печатей и штампов, машинописных и рукописных текстов, поскольку все документы имели такие оттиски, заполнялись от руки либо машинописным способом. Немалые трудности вызывали исследования поддельных продуктовых карточек и других документов, регулирующих распределение продовольствия среди населения.

Особую актуальность приобрела разработка методик расследования воинских преступлений, таких, как дезертирство, неповиновение командиру, членовредительство с целью уклонения от участия в боевых действиях и др. Повышенные требования предъявлялись к судебной баллистике, поскольку многие преступления стали совершаться с применением огнестрельного оружия, которое стало широкодоступным. Идентификация оружия по стреляным пулям и гильзам была в те годы и осталась до настоящего времени одной из актуальнейших задач судебно-баллистической экспертизы.

В 1946 г. вышло в свет первое издание работы П.И. Тарасова-Родионова «Предварительное следствие». В ней рассматривался широкий круг проблем, но в особенности организационные и тактические оснвы, принципы и методы ведения следствия, тактика следственных действий, вопросы, разрешаемые в ходе экспертиз.

Больше внимания стало уделяться и методикам расследования отдельных видов преступлений: хищениям государственного и общественного имущества, убийствам, пожарам и поджогам, транспортным происшествиям.

В 1948 — 1957 гг. были созданы научно-исследовательские криминалистические лаборатории Министерства юстиции СССР в Ленинграде, Ростове-на-Дону, Хабаровске, Саратове, Свердловске, Новосибирске, Ташкенте, Минске. В 1962 г. на базе Центральной криминалистической лаборатории и Московской областной НИКЛ открылся Центральный НИИ судебных экспертиз. В феврале 1949 г. был учрежден ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР, который обобщал следственную и экспертную практику и стал заниматься совершенствованием научно-технических средств и методов борьбы с преступностью. В 1963 г. он был переориентирован на изучение причин и разработку мер предупреждения преступности, а в 1989 г. — на решение проблем укрепления законности и правопорядка. Дальнейшее развитие получили экспертные криминалистические учреждения в системе МВД.

Современный период (конец 1960-х годов - настоящее время)

Третий этап, начавшийся в 1960-е годы, характерен нарастанием интенсивности развития отечественной криминалистики, особенно в плане формирования ее общей теории. К этому времени российская криминалистика накопила богатый эмпирический материал, ставший основой для углубленных науковедческих обобщений. Общая теория стала той базой, которая обеспечила рост криминалистики по законам дифференциации и интеграции специальных знаний, содействовала всестороннему исследованию сущности предварительного расследования, оперативно-розыскной, судебной и экспертной деятельности, дальнейшей разработке и совершенствованию средств и методов борьбы с преступностью. Все направления криминалистической науки, ее частные теории и учения обогащались благодаря обращению к социологии, психологии, прогностике, естественным наукам, теории вероятностей, математике, логике, кибернетике, информатике, моделированию, другим передовым направлениям научной мысли.

Поступательное развитие российской криминалистики привело к выделению из нее в качестве самостоятельных отраслей знания теории оперативно-розыскной деятельности и судебной психологии. Возникли новые направления, связанные с применением в криминалистике положений кибернетики, теории игр, одорологии, теории моделирования. Стали активно исследоваться общие принципы и методики, объекты, специальные средства, развиваться виды криминалистических экспертиз, разрабатываться приемы и методы использования специальных познаний самого широкого спектра.

Общая теория криминалистики способствовала дальнейшему развитию учения о планировании расследования и выдвижении версий: уточнены элементы и содержание этого учения, его понятийный аппарат. В 1967 году Р. С. Белкин предложил актуальное на текущий момент определение криминалистики. Объектом изучения стала природа следственных действий. Комплексному анализу подвергался опыт проведения следственного осмотра и эксперимента, предъявления для опознания, допроса, очной ставки, обыска, задержания. В криминалистической тактике начал разрабатываться ряд новых перспективных направлений: учение о следственных ситуациях, криминалистических операциях, тактических комбинациях. Методика расследования отдельных видов преступлений также углубила и расширила свои основы. Полнее определены ее исходные положения, в том числе предмет, система, принципы и задачи, место в структуре криминалистики. Детально разработаны методики расследования должностных хищений, убийств, изнасилований, разбоев, краж, дорожно-транспортных происшествий и др. В стадии формирования находятся методики расследования преступлений несовершеннолетних, лиц, отбывающих наказание, нераскрытых деликтов прошлых лет и тех, которые совершаются рецидивистами, расследования групповых преступлений и др. Большое внимание уделяется разработке криминалистических характеристик и информационных моделей преступлений, алгоритмизации следственной деятельности, компьютеризации методик расследования.

Смотри также