Необходимая оборона: законодательное отражение и проблемы правоприменения

Материал из CrimLib.info
Share/Save/Bookmark
Перейти к: навигация, поиск

Конституция РФ (ч.2 ст. 45) устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Это положение полностью относится и к защите законных прав от преступных посягательств. Исходя из этого в УК (ст. 37) формулируется понятие необходимой обороны и регламентируются пределы, в которых она может осуществляется.

Под необходимой обороной понимается правомерная защита личности и прав обороняющегося, других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему.

Подчеркивая социальную значимость необходимой обороны как средства противодействия преступным проявлениям, ч.3 ст. 37 УК устанавливает, что право на нее имеют в равной степени все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки или служебного положения.

Решение вопроса о правомерности действий обороняющегося лица должно основываться на тщательной оценки целого ряда условий. В уголовном праве они получили название условий правомерности необходимой обороны.

Эти условия могут быть разделены на две группы: относящиеся к посягательству и относящиеся к защите (т.е. характеризующие действия обороняющегося).

Относящиеся к посягательству

Условиями правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству, являются его:

1) общественная опасность;

2) действительность (реальность);

3) наличность.

Закон (ч.1 ст. 37 УК) указывает на то, что посягательство должно быть общественно опасным. Общественно опасным посягательством признается такое деяние лица, которое предусмотрено в качестве преступления в Особенной части УК. Вместе с тем, это не означает, что необходимая оборона допустима при наличии любого по своему характеру преступного деяние. По смыслу закона состояние необходимой обороны может породить только такое преступление, которое немедленно взывает наступление реальных вредных последствий. Кроме того, необходимая оборона в принципе мыслима только в том случае, если наступление вредных последствий правоохраняемым интересам может быть предотвращено именно путем причинения посягающему лицу вреда.

Необходимая оборона допускается против явно незаконных действий представителя власти (например работников милиции), совершаемые с применением насилия с их стороны, а также необходимая оборона может иметь место не только от преступных посягательств, но равным образом допустима и против общественно опасных деяний лиц, не подлежащих уголовной ответственности вследствие недостижения возраста либо невменяемых. При этом не имеет значения, осознавало ли обороняющиеся лицо указанные причины, по которым исключается уголовная ответственность посягающего лица.

Исключается необходимая оборона при так называемой провокации преступления, когда лицо намеренно (например, развязал драку) вызывает посягательство на него другого лица, и с тем чтобы использовать это в качестве повода для причинения тому вреда. Содеянное в этом случае рассматривается как умышленное причинение соответствующего вреда потерпевшему, т.е. на общих основаниях. Невозможна необходимая оборона, сопряженная с причинением вреда другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но заведомо для причинителя вреда не представляющих общественной опасности в силу малозначительности. В этом случае лицо, причинившее вред, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях.

Действительность посягательства составляет второе условие правомерности необходимой обороны и означает, что оно происходит на самом деле (реально), а не в воображении обороняющегося. В противном случае имеет место так называемая мнимая оборона, т.е. причинение вреда лицу при отсутствии с его стороны реального общественно опасного посягательства вследствие заблуждения обороняющегося.

Если лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не должно было или не могло осознавать ошибочность своего предположения о характере действий другого лица, то его действия рассматривается как совершенные в состоянии необходимой обороны (приравниваются к ней). При этом причинение им вреда может быть признано: а) соответствующим характеру и опасности «нападения», т.е. правомерной необходимой обороной, или б) превышением пределов необходимой обороны, влекущим уголовную ответственность, если примененные способы защиты были недопустимы в условиях соответствующего реального посягательства.

Если же в сложившийся обстановке обороняющееся лицо должно было и могло правильно оценить действия другого человека (т.е. понять отсутствие с его стороны реального общественно опасного посягательства), то оно подлежит ответственности за причинение вреда по неосторожности.

Наличность посягательства – третье условие правомерности необходимой обороны, которое характеризует своевременность акта обороны. Наличным является такое посягательство, которое уже началось, но еще не закончилось. Начавшимся считается такое посягательство, при котором охраняемые законом права и интересы нарушаются фактически, т.е. им уже причиняется вред действиями, объективную сторону конкретного состава преступления. Однако состояние необходимой обороны, как указал Пленум Верховного Суда СССР от 16.08.1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств», возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но при наличии реальной угрозы нападения. Следовательно, начавшимся посягательством следует считать такие действия лица, которые еще не составляют покушение на преступление, но в тоже время свидетельствуют о его реальной и неотвратимой угрозе в ближайшем будущем. Таково, например, устрашение путем демонстрации оружия и иных предметов, с помощью которых жизни или здоровью лица может быть причинен тяжкий вред.

Необходимая оборона не возможно после окончания посягательства, т.е. после того, как виновный, реализовав свой умысел, причинен вред правоохраняемым интересам и им больше не угрожает опасность.

Относящиеся к защите

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите, следующее:

а) вред должен быть причинен только посягающему;

б) защита не должна превышать пределов необходимости.

В ст. 37 УК прямо указано на то, что вред при необходимой обороне должен причиняется посягающему, т.е. лицу, которое непосредственно совершает действия, нарушающие законные интересы личности, общества или государства. Этот вред может состоять в ограничении свободы, нанесении материального ущерба, причинения вреда здоровью посягающего и даже лишения его жизни. При этом не имеет значения личность посягающего и характер его взаимоотношений с обороняющимся (например близкий родственник, начальник, подчиненный, представитель власти).

Другое условие правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите, также указано в уголовном законе и характеризует соразмерность защиты характеру и опасности посягательства: необходимая оборона является правомерной только при том условии, если не было допущено превышение пределов ее применения.

При отражении посягательства отнюдь не требуется, чтобы вред, который причиняется нападающему, был равным или даже меньшим, чем предотвращенный вред. Вред, который причиняется посягающему при необходимой обороне, может быть и больше того вреда, который фактически причинен или мог быть причинен обороняющемуся.

Согласно ч.2 ст. 37 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Таким образом, не всякий, а только явный выход обороняющегося за допустимые законом пределы рассматривается в качестве неправомерного деяния, влекущего уголовную ответственность. УК предусматривает ответственность только за такое превышение пределов необходимой обороны, которое выразилось в причинении посягающему смерти (т.е. в убийстве) или причинении тяжкого вреда здоровью (ч.1 ст. 108, ч.1 ст. 114 УК). Менее серьезный вред, причиненный при превышении пределов необходимой обороны, не рассматривается как общественно опасное деяние и не влечет уголовной ответственности.

Не образует превышение пределов необходимой обороны причинение любого вреда посягающему, если совершаемое им нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такового насилия.

Состояние душевного волнения, вызванное посягательством, а также внезапность нападения могут существенно повлиять на правильную оценку обороняющимся характера и опасности посягательства и помешать ему избрать соразмерные средства защиты. С учетом этого в ч.2 ст. 37 УК сказано, что «не является превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».

Превышение пределов необходимой обороны могут образовать только умышленные действия, которые явно не соответствуют характеру и опасности посягательства и причинили тяжкий вред здоровью посягающего или смерть.

Что касается проблем правоприменения такого института уголовного права как необходимая оборона, то необходимо отметить, что в ст. 37 УК РФ отсутствует детализация объектов по их видам, ни вида, ни размера вреда в норме также не содержится. Такое не конкретизированное изложения нормы затруднительно для е понимания и применения не только простым гражданам, но и профессиональным юристам. В 2002 году законодатель изложил ст. 37 УК в казуальной форме с учетом на жизненные ситуации. Это правильно так как расширенное толкование необходимой обороны не допустимо. Боязнь обороняющегося из потерпевшего превратиться в подсудимого при превышении пределов необходимой обороны может свести на нет сам институт необходимой обороны, а право человека защитить себя, своих близких и государство может обречь на существование лишь в теории уголовного права.