Предъявление для опознания живых лиц

Материал из CrimLib.info
Share/Save/Bookmark
Перейти к: навигация, поиск

Предъявление для опознания живых лиц является наиболее распространённой разновидностью данного следственного действия. В качестве объектов опознания выступают, как правило, подозреваемые, обвиняемые, реже — потерпевшие и свидетели. Живое лицо может быть опознано по признакам внешности, а также по функциональным признакам, возможно опознание лица по фотоснимкам (кино-, видеосъемке).

Общие положения

Для эффективности проведения опознания живого лица огромное значение имеет предварительный допрос потенциального опознающего. Тактика его проведения напрямую зависит от характера первичной информации об интересующем следствие объекте, который впоследствии может быть предъявлен для опознания допрашиваемому лицу. Как правило, показания таких лиц не отличаются полнотой сведений об объекте, поэтому основная тактическая задача заключается в том, чтобы помочь допрашиваемому в припоминании обстоятельств события и описании примет воспринимавшегося им лица.

В качестве наиболее эффективных приемов, направленных на припоминание, используются приемы, основанные на развитии ассоциативных связей, приемы моделирования и реконструкции. Способствуют припоминанию также приемы детализации показаний, которые за счет последовательной постановки вопросов упорядочивают информацию, мобилизуя при этом память допрашиваемого лица.

Наибольшие трудности в процессе допроса возникают при описании примет живых лиц. Обычно следователь сталкивается с проблемой неполноты их описания. Даже при благоприятном развитии ситуации допроса и желании допрашиваемого помочь следствию самостоятельно, без помощи следователя, описать внешность человека он не сможет. Следователь должен предложить допрашиваемому алгоритм описания внешности человека, разъяснив сначала значение этой информации для расследования. Таким алгоритмом является апробированная методика «словесного портрета», используя которую следователь фактически применяет прием детализации показаний к конкретной тактической задаче. Допрос по правилам методики «словесного портрета» позволяет одновременно обеспечить решение нескольких задач — полноту описания, припоминание забытых признаков, проверку и уточнение искаженной информации об объекте. При описании качественных характеристик объекта — размера и формы отдельных частей тела и лица, цвета глаз, волос и других — возникают вполне понятные проблемы, связанные с незнанием специальной терминологии. Методика словесного портрета позволяет решить и эти проблемы, поскольку представляет собой систему описания общих и частных признаков внешности человека.

Большую помощь при описании одежды и аксессуаров оказывают дополнительные средства — каталоги, альбомы, образцы, при помощи которых допрашиваемый может указать на схожие объекты или их отдельные признаки. В процессе допроса у следователя формируется собственное представление о том, насколько хорошо допрашиваемый запомнил признаки внешности интересующего следствие лица и сможет ли он его впоследствии опознать. Однако в любом случае по окончании допроса следует задать допрашиваемому вопрос, сможет ли он опознать описанное лицо.

На стадии подготовки к предъявлению для опознания решается задача подбора статистов — участников процесса опознания. Помимо требования внешнего сходства опознаваемых лиц закон устанавливает требования к их числу. Согласно ч. 4 ст. 193 УПК их должно быть не менее трех, включая опознаваемое лицо. На практике для опознания предъявляют, как правило, трех, реже четырех лиц.

В некоторых случаях, если у опознаваемого лица имеются такие признаки внешности, которые являются индивидуальными, относятся к числу особых примет (например, шрам, ярко выраженные родимые пятна, необычный цвет волос, борода и т.д.), возникают проблемы поиска внешне схожих лиц. Если при допросе опознающий указал на эти признаки и заявил, что опознать лицо сможет в том числе и по ним, то у всех предъявляемых для опознания лиц должны присутствовать эти приметы во внешности. В сложных случаях, если найти людей со схожими чертами не удается, можно использовать грим.

К моменту предъявления для опознания внешность опознаваемого может измениться. Ряд изменений могут носить вполне естественный характер и быть вызваны объективными обстоятельствами, в частности возрастными изменениями. У человека может измениться цвет и форма волос, появиться или исчезнуть борода. Вследствие перенесенных травм или заболеваний также может измениться облик человека. Наконец, может иметь место намеренное искусственное вмешательство во внешний облик человека, т.е. пластическая операция. В каждом случае необходимо устанавливать, насколько изменилась внешность человека, являются ли эти изменения существенными, могут ли они повлиять на возможность его узнавания опознающим. Если изменение облика существенно и его восстановление практически невозможно или крайне затратно, то от опознания следует отказаться. Восстановление прежнего облика должно предприниматься только в случае, если это не создает опасности для здоровья лица, не унижает его чести и достоинства. При этом следует использовать фотографии того периода жизни человека, в который он наблюдался опознающим, а также прибегать к помощи свидетелей.

При предъявлении для опознания живого лица следует помнить, что не только его внешний облик воспринимается опознающим, но и весь образ в целом. Поэтому предъявлять лицо для опознания рекомендуется по возможности в той же или схожей одежде, в которой он воспринимался опознающим в момент события. Кроме того, у всех предъявляемых для опознания лиц одежда должна быть схожа по типу, фасону и не отличаться по цветовым характеристикам.

Нередко приходится предъявлять для опознания лицо, которое содержится в местах ограничения свободы — изоляторах, пенитенциарных заведениях. В этих случаях рекомендуется подбирать кандидатуры статистов также из числа лиц, содержащихся в этих учреждениях, в целях достижения наибольшего сходства общего внешнего вида и одежды.

На стадии подготовки предъявления для опознания необходимо принять меры, исключающие возможность встречи опознающего и опознаваемого до начала следственного действия. Опознающего следует предварительно разместить в отдельном кабинете, объяснив ему способ его вызова к месту предъявления для опознания.

Пока опознающий дожидается своей очереди в отведенном ему месте, следователь приглашает в помещение, где будет проходить процедура предъявления для опознания, его участников — понятых, опознаваемого, статистов, специалиста и иных предусмотренных законом в зависимости от ситуации лиц (переводчика, законного представителя, защитника). Здесь следователь разъясняет всем категориям участников их права и обязанности, предлагает расписаться в протоколе. Затем опознаваемому лицу предлагается занять любое место среди лиц, предъявляемых для опознания, о чем также делается отметка в протоколе. После этого никто из участников следственного действия не должен покидать помещение, чтобы исключить возможность уведомления опознающего о месте, которое занял опознаваемый. Поэтому способ вызова опознающего для опознания должен быть продуман заранее с учетом этого обстоятельства. Лучше всего вызывать опознающего по телефону, в присутствии всех участников либо иным условным сигналом, не покидая комнату.

После разъяснения опознающему его прав и обязанностей ему предлагается ответить на вопрос, не узнает ли он кого-либо среди предъявленных для опознания лиц. Далее процедура следственного действия зависит от характера складывающейся ситуации.

Если опознающий указывает на какое-либо лицо и заявляет, что узнает его, то необходимо попросить опознающего уточнить, по каким именно признакам он опознал лицо. Нередко на стадии допроса опознающего следователь допускает тактическую ошибку, предлагая ему подробно описать обстоятельства, при которых он воспринимал это лицо. При этом предъявление для опознания фактически превращается в дублирование допроса, что тактически неверно. От опознающего в присутствии опознаваемого должны быть получены только сведения общего характера, касающиеся обстоятельств восприятия опознанного и примет, которые запомнились опознающему и по которым тот его сейчас узнал. В случае подробного описания всех обстоятельств происшествия опознанный получает информацию о позиции другого участника расследования и отдельных деталях, опираясь на которые впоследствии он может построить свою линию защиты.

В случае если опознающий затрудняется дать точный ответ об опознании, проявляет неуверенность, необходимо в тактичной форме, не проявляя давления, предложить ему еще раз внимательно посмотреть на предъявляемых для опознания лиц. При этом можно принять меры к усилению освещения, предложить опознающему подойти поближе. При опознании по признакам внешности допускается также предложить опознаваемым встать, повернуться, пройтись и произнести отдельные фразы. Поскольку внешность человека в определенных обстоятельствах воспринимается в целом и не может быть отделима от совершаемых им действий, то все эти манипуляции при опознании вполне допустимы и помогают опознающему сравнивать мысленный образ, сохранившийся в памяти, с воспринимаемыми в момент опознания объектами.

Если опознающий твердо заявляет, что не узнает никого из предъявленных для опознания лиц, то ему также следует предложить еще раз внимательно рассмотреть всех предъявленных для опознания. Если и в этом случае ответ будет отрицательным, то опознание следует прекратить, зафиксировав в протоколе его результат. В дальнейшем задача следователя состоит в том, чтобы разобраться, на каком этапе была допущена ошибка, поскольку отрицательный результат опознания свидетельствует о неверном направлении расследования. Сразу по окончании следственного действия следователь должен произвести дополнительный допрос опознающего с целью выяснения всех обстоятельств события, связанных с восприятием объекта, а также по поводу проведенного только что процесса опознания. В дальнейшем процессуальные и тактические решения следователя зависят от оценки сложившейся ситуации, в том числе и с учетом результатов предъявления для опознания.

Если в процессе опознания опознающий все же делает выбор среди опознаваемых, но при этом не заявляет твердо, что узнает этого человека, а допускает более мягкие формы оценки результата — «похож» или «очень похож» и т.д., то следует детально выяснить, по каким именно признакам он установил похожесть объекта, насколько уверен в этом выводе. Кроме того, в протоколе следует отразить и сомнения опознающего, которые не позволяют ему сделать категоричный вывод об опознании.

Любой результат предъявления для опознания, в том числе категоричный положительный, следует оценивать в совокупности с другими доказательствами по делу в целях обеспечения объективности расследования и прав его участников.

Опознание человека по фотоснимкам

В случаях, исключающих предъявление для опознания живого лица в натуральном виде, закон допускает его опознание по фотоснимкам (ч. 5 ст. 193 УПК). К таким случаям следует отнести ситуации, когда опознаваемое лицо на момент возникновения необходимости в его опознании отсутствует по объективным причинам — скончалось, скрылось от следствия. Под невозможностью опознания в натуре следует также понимать и исключительные обстоятельства: если внешность опознаваемого к моменту опознания изменилась настолько, что восстановить прежний облик невозможно; если опознаваемый категорически отказывается от опознания и всячески препятствует его проведению, что может поставить под угрозу проведение следственного действия; если опознаваемый находится далеко от места проведения следствия и ожидание его доставки невозможно и т.д. В любом случае эти обстоятельства должны носить исключительный характер и быть подтверждены материалами уголовного дела.

Законодатель совершенно верно отдает предпочтение опознанию живых лиц и иных объектов в натуральном виде, поскольку первичное восприятие объекта опознающим лицом в действительности происходило именно так. Вместе с тем допущение возможности опознания по фотоснимкам вполне адекватно потребностям практики и не нарушает принципов идентификации, если при этом выполняется ряд условий. Одним из условий предъявления для опознания лица по фотографии является качество изображенной на ней информации. Причем качество снимка в этом случае следует понимать в нескольких аспектах. Во-первых, должно быть достоверно установлено, что на снимке изображено именно то лицо, которое предъявляется для опознания. Во-вторых, это лицо должно быть изображено примерно в тот период времени, когда опознающий наблюдал его. В-третьих, качество изображения должно быть таким, чтобы в полной мере передавать особенности внешности опознаваемого лица и восприниматься опознающим. И наконец, в-четвертых, желательно, чтобы фотоснимки отвечали минимальным требованиям правил сигналетической фотографии и несли четкую информацию об объекте. В связи с этим при опознании по фотоснимкам предпочтение отдается официальным фотографиям, выполненным профессионально, а не художественным или любительским.

Закон требует, чтобы при опознании по фотоснимкам одновременно предъявлялось не менее трех фотографий с изображением на них лиц, внешне схожих с опознаваемым. Вопрос о подборе фотоснимков следует решать на стадии подготовки к данному следственному действию. При этом необходимо, чтобы фотоснимки были одного размера, а лица на них в одном масштабе; желательно, чтобы ракурс съемки также был одинаковым.

Фотоснимки закрепляются на бланке протокола следственного действия, нумеруются и опечатываются по краям. В протоколе отмечается, на снимке под каким номером изображен опознаваемый. При этом номер снимка и соответственно его расположение на бланке определяет следователь либо присутствующие понятые. Дальнейшая процедура опознания соответствует правилам опознания живых лиц.

Одним из пробелов современного законодательства, регламентирующего правила проведения предъявления для опознания, является отсутствие в законе указаний о допустимости опознания по видеоизображениям. Современные методы фиксации информации невозможно представить без этих средств. Более того, на практике довольно часто возникает необходимость предъявить для опознания именно видеосъемку, на которой запечатлен интересующий следствие объект. Большинство криминалистов сходятся во мнении, что прибегать к возможностям опознания по видеоизображениям следует в тех же случаях, что и при опознании по фотоснимкам. Видеоизображение с его возможностями запечатлевать информацию в динамике, в различных ракурсах содержит огромный массив информации об объекте, значительно превосходящий содержащийся на фотоснимках.

В связи с появлением цифровой фотосъемки возникли проблемы при использовании получаемых с ее помощью изображений в практике расследования преступлений. На стадии обработки цифровых изображений возможно случайное, неосторожное или даже умышленное искажение криминалистически значимой информации об объекте. В связи с этим необходимо соблюдение гарантий ее сохранения в первоначальном виде. В качестве одной из таких гарантий выступает требование хранения в материалах уголовного дела не только самого изображения (цифрового снимка), но и первоначального изображения объекта на дискете, компакт-диске.

Опознание человека по функциональным признакам

Кроме традиционных и весьма распространенных случаев опознания живого лица по признакам внешности, в практике расследования преступлений отдельных видов и групп иногда возникает необходимость опознания человека по функциональным, динамическим признакам — походке, мимике, голосу или речи. Каждая из этих разновидностей опознания имеет свои особенности и предъявляет ряд специфических требований к подготовке, проведению и фиксации результатов данной процедуры.

Принимая решение, следователь в большей степени руководствуется полнотой информации о воспринятых допрошенным лицом признаках объекта и степенью его уверенности в том, что он сможет опознать объект именно по этим признакам. Опознание по голосу и речи проводится в случаях, когда объект воспринимался опознающим только по этим признакам (например, свидетель только слышал разговор и не видел лица, потерпевший общался с вымогателем только по телефону и т.д.).

Наибольшие проблемы возникают при допросе опознающих, поскольку эти лица, как правило, не могут охарактеризовать функциональные признаки объекта с точностью до деталей, которые позволили бы следователю установить возможность дальнейшей его идентификации по этим признакам. Если говорить об опознании по голосу и речи, то допрашиваемые затрудняются полно и правильно описать фонетические особенности услышанного, поскольку не знакомы со специальной терминологией, не знают классификации этих признаков. Задача следователя заключается в том, чтобы помочь лицу в описании признаков, предлагая охарактеризовать голос или речь по определенному алгоритму. Сначала выясняются общие признаки (тип голоса, наличие национальных, лексических признаков), затем переходят к исследованию частных признаков, отражающих индивидуальные особенности, которые, как правило, и запоминаются (заикание, шепелявость, картавость и т.д.).

Опознание по голосу и речи проходит в двух смежных помещениях или в одном, но разделенном ширмой, занавеской. Наряду с опознаваемым необходимо подобрать еще не менее двух лиц со схожими особенностями голоса и речи. Каждому из предъявляемых для опознания лиц предлагается для прочтения текст аналогичного содержания. При подготовке текста необходимо включать в него те слова и выражения, которые присутствовали в услышанном ранее опознающим лицом разговоре и которые в большей мере позволяют выявить особенности произношения.

При определении очередности произношения текста следователь руководствуется требованиями обеспечения прав опознаваемого лица, которому должна быть предоставлена возможность самому выбрать очередность.

Спорным является вопрос о том, должен ли опознаваемый знать, что он опознается по функциональным признакам. В случае если он будет уведомлен о целях проводимой процедуры, возникает опасность умышленного изменения признаков, по которым производится опознание. Однако несмотря на это определяющим в решении вопроса о предупреждении опознаваемого должно стать соблюдение прав гражданина — участника уголовного судопроизводства. Безусловно, риски, возникающие при проведении подобного предъявления, должны учитываться следователем и быть по возможности сняты или минимизированы путем применения соответствующих тактических приемов. При опознании по голосу и речи следователь может использовать диалоговые формы общения, задавать вопросы, отвечая на которые опознаваемый будет вынужден вступить в продолжительный диалог, в процессе которого могут проявиться особенности его голоса или речи. В беседу следует вовлекать всех участников опознания, чтобы у опознающего была возможность сравнивать их голоса и речь в естественном режиме общения, а не только по очереди.

При фиксации такого рода опознаний помимо протокольной нужно использовать и иные формы записи, например звукозапись, наиболее полно передающую содержание процесса опознания.

Как уже упоминалось, одной из новелл современного уголовно-процессуального законодательства в части предъявления для опознания является установленная ч. 8 ст. 193 УПК возможность проведения опознания в условиях, исключающих наблюдение опознаваемым опознающего. Появление этой нормы обусловлено реальными потребностями практики в конкретных средствах защиты участников уголовного судопроизводства и, безусловно, рассматривается как позитивная новация. Закон оставил на усмотрение следователя решение вопроса о том, в каких случаях эта норма может быть применена. Руководствуясь требованиями ч. 3 ст. 11 УПК, следователь может принимать решение о применении ч. 8 ст. 193 УПК в целях обеспечения безопасности не только самого опознающего, но и его близких родственников, родственников и близких лиц. Характер угрозы жизни и здоровью этих людей и степень ее реальности следователь определяет исходя из совокупной оценки данных, имеющихся в материалах уголовного дела, а также оперативной информации.

Опознание в условиях, исключающих возможность визуального восприятия одного лица другим

Основная статья: Предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым

Под условиями, исключающими возможность визуального восприятия одного лица другим, законодатель, скорее всего, понимал специально оборудованные помещения со стеклами, обеспечивающими одностороннюю видимость. Эти условия позволяют опознающему в полной мере в хороших условиях воспринимать объекты, предъявляемые для опознания. Однако таких помещений в подразделениях органов предварительного следствия недостаточно, поэтому используются различные варианты — опознание через дверной глазок помещения, в котором находятся опознаваемые, через отверстия в ширмах, разделяющих помещение, наблюдение за опознаваемым из окна автомобиля и др. Все эти варианты не дают опознающему возможности в полной мере воспринимать объекты; кроме того, этой возможности лишены и понятые, которые тоже должны присутствовать в том месте, где находится опознающий.

Комнаты, в которых проводится опознание подобного типа, должны иметь хорошее освещение и звукоизоляцию, чтобы опознаваемый не мог услышать голос опознающего. Они должны быть оборудованы таким образом, чтобы следователь, находясь рядом с опознающим, в случае необходимости мог давать указания опознаваемому и статистам встать, пройтись и назвать себя в случае опознания. В остальном процедура опознания в целом не отличается от опознания живых лиц по внешности.

Смотри также